ЭТОГО НЕ ДОЛЖЕН ВИДЕТЬ НИКТО!

На дизелях сквозь долбеня!

3 сентября 2009

Развлекайся! Развлекайся как можешь!
Развлеки себя сам — тебе никто не поможет!
Группа «Наркотики»

Ещё будучи в Санкт-Петербурге, мне в голову пришла идея съездить в путешествие и посмотреть на дизель-поезд Д1. Это желание стало пульсировать особенно сильно после поста про водонапорную башню, в комментариях к которому old_vova обнадёжил меня, что живые поезда есть сравнительно недалеко от Москвы.

И вот, я составил себе маршрут Москва — Ожерелье — Узловая — Тула — Москва, но всё что-то откладывал поездку. Наконец, 3 сентября я смог поднять своё бренное тело в 4:40, перекусил, запихнул в рюкзак блокнот с ручкой и вывалился на улицу, почему-то ощущая себя вполне бодро.

На улице дворник вяло подметал двор.

Видимо, раннее пробуждение не дало мне нормально держать в руках фотоаппарат при длинных выдержках. А может, я просто спешил.

Что-то около 5:30 я уже сел на поезд в метро.

На электричку я успел с трудом. Положив в окошко кассира сто рублей и студенческий билет, я получил симпатичный билетик со штрих-кодом. Одинокие замёрзшие пассажиры сиротливо бродили по платформе.

Внутри же не было совершенно никого.

Утро я встречал в электричке, ещё в Москве рыжий солнечный диск прятался за горизонтом, раскрашивая небо и туманное пространство синими и фиолетовыми цветами.

Прекрасное состояние одиночества в электричке беспардонно нарушили толпы пенсионеров, шаставших по одной из следующих станций в стиле клипа «My Culture».

Солнце взошло, когда поезд рассекал холодный подмосковный воздух.

На утреннюю электричку успели и электричные торгаши. Эта женщина предлагает широкий круг материалов, ориентированный на ехавших в электричке представителей нижнего интеллектуального сословия. Заголовки изданий ввергали меня в уныние.

По дороге открылся великолепный вид на реку Оку.

Но в целом и общем снимать по дороге было нечего.

Конечно, я бы мог тут разместить какие-то снимки проходивших мимо поездов, реклам внутри вагона, лучей солнца в тумане и названий станций, имеющих смысл лишь для меня и друзей, — но не буду.

Ожерелье

Поезд прибыл на свою конечную станцию. Меня весьма позабавило изображение черепушки с костями на ядовито-жёлтой цистерне.

Проходившая мимо пенсионерка спросила, зачем я фотографирую. Сначала я подумал, что это праздный интерес к фотографу на улице, но я зря недооценивал тупость, помноженную на скупость жизненных событий и обиду на всех вокруг, которая цветёт пышным цветом в пенсионерских кругах. Она с ещё одной тёткой живо обсуждали при выходе, что я-де всё время снимал сооружения по дороге с некой неведомой (страшной) целью.

Вы сами видели, сколько стратегических объектов я снял по дороге, верно?

Я проигнорировал сумасшедших людей, которым можно лишь посочувствовать.

До посадки на дизель оставалось около часа, и я осмотрелся. Вердикт мой печален: в Ожерелье ничего нет. Вообще ничего. По крайней мере, вокруг станции, благодаря которой посёлок существует, что даёт мне право на экстраполяцию.

Отсюда сразу же хочется уехать.

Есть заброшенная водонапорная башня. Симпатичная, совершенно заколоченная. Жаль, но не слишком.

Ритм.

Короче, тоска зелёная, дорогие читатели.

Меня ожидало лёгкое разочарование, хотя я подозревал, что такое может случиться. Вместо поезда Д1 возле платформы стоял красивый новый (2006 г.в.) РА-2, изготовленный мытищинским заводом (тем же, который делает вагоны метро — это можно понять по стилизованной буковке «М», выглядывающей из-за сцепки). Почему-то вместо внятной маршрутной информации табло поезда выдало «Абвгде жзикл» (на всех остальных встреченных мною составах там был пункт назначения); пробел, я полагаю, обусловлен тем, что в память табло не загружена буква «Ё».

Кстати, РА-2 означает «Рельсовый автобус два», в то время как по сути это небольшой дизель-поезд, и на станции именно так его и объявляют. Впрочем, это исключительно терминологический вопрос.

Я хотел щёлкнуть панораму станции, заставленной всякими вагонами, как вдруг меня окликнул сотрудник железной дороги (фотоаппарат болтался за спиной в тот момент). Выяснилось, что пассажирка таки сдала меня за то, что я снимал, по её мнению, что-то не то. И меня повели в некое здание (диспетчерскую?), дабы учинить надо мною некое правосудие. Я вёл себя корректно, интересовался, ходят ли Д1, не пытался оправдываться, так как причины не было (хе-хе). Внутри станции некоторые люди стали махать руками и рассказывать, что я задержан охраной железнодорожного транспорта, а за мои тяжкие грехи (съёмку стратегического объекта, ололо!) со мною будет общаться ФСБ. Это был идиотизм, но я сказал, что был кругом неправ, но готов удалить фотографии и принести извинения. Меня передали сначала некоему дежурному, затем вызвали милицию, которая на тот момент ещё даже не заступила на дежурство. В общем, дела шли дурно, а мне только и оставалось, что взывать к разуму и чувствам собравшихся и рассказывать, что мне надо успеть на дизель, ведь следующий шёл через четыре часа.

Самое забавное, что основательную часть времени я мог удалить компромат, ибо фотоаппарат был у меня в руках, и лишь после вызова милиции его изъяли, когда кому-то пришла в голову мысль, что фотографии можно стереть. Ещё более нелепо, что никто не хотел даже взглянуть на то, что у меня было снято, чтобы убедиться в том, что компромат есть. К слову, к компромату можно было отнести лишь цистерны с черепушкой, РА-2 и, в какой-то мере, съёмки вокзала сбоку (с юридической точки зрения и они были в порядке).

Над поездкой нависла угроза в виде большого такого жирного креста. Тем не менее, в конце концов дежурный, свесившись с перил верхнего этажа (в здании лестница-колодец) махнул рукой, давая указание меня отпустить, и сказал, что в другой раз меня точно сдадут милиции. Я пообещал вести себя хорошо. Записали моё имя и фамилию, даже не посмотрев документы. В итоге фотки РА-2 и смешных черепушек пережили неприятный инцидент, а я за семь минут до отхода состава погрузился в поезд, где ехали, опять же, в основном пенсионеры. Работник железки, который видел задержание, а потом ушёл отправлять дизель, пожелал мне при посадке удачи и напомнил, что на станции «Узловая» в плане палева всё то же самое.

Я уселся в мягкое кресло и выдохнул.

Дизель РА-2 казался чем-то из ряда фантастики для нашего государства. Представьте, что по отдалённым неэлектрифицированным участкам железных дорог ходят составы, которые внутри выглядят вот так.

Конечно, сидения немного узковаты, да и сам салон теснее того же в электричке — но чёрт возьми, поезд в принципе небольшой! Посмотрите только — мягкие раздельные сидушки, небольшие столики, стеклопакеты, а во время движения работает кондиционер! Чёрт возьми, в таком поезде хочется жить, плюс ездить на нём же на работу (один железнодорожник ехал на нём с работы в отпуск).

Вечно недовольные пенсионеры, впрочем, поездом оставались недовольны: сложно провезти тележку, видите ли. Эх...

Приятно заурчал дизель, поезд выкатился со станции и поехал через зелёный коридор. Ощущения были очень странные. Это было одновременно похоже и на автобус (дизель-то слышно), и на электричку, и на какой-то супермодный аэроэкспресс. Особенно захватывало, что мы ехали по однопутке в каких-то неведомых краях. Пахло приключениями. Разговоры над ухом о картошке, которую совершенно не берёт теперь молодёжь, как-то перестали быть слышны.

По дороге попадались следы деятельности человека. Поезд петлял среди них, приближаясь к Новомосковску. Например, видел из окон вот эти замечательные террасы (отвал, очевидно).

Техника тут теперь отдыхает и ржавеет.

Есть тут и водохранилище, построенное для химического комбината. Водохранилище красивое.

Сам химкомбинат чудовищно красив (да, именно такая формулировка кстати).

Водохранилище прекрасно, но его было сложно снять.

Вообще, я удивлён, что я вытянул худо-бедно фотографии, ибо снимал я всё это через ужасно грязное стекло РА-2. Со всей очевидностью поезд не мыли с весны, как минимум.

В депо Новомосковска стояли несколько Д1, но так как в моём вагоне ехал железнодорожник, снимать их я побоялся. Один состав выглядел вполне комплектным, у второго не хватало одной головы.

Пейзаж по дороге был сравнительно уныл, хотя попадались очаровательные детали.

Узловая

Наконец, поезд прибыл на станцию «Узловая-1». Станция «Узловая-1» — узловая станция, да, большая, с кучей путей. Среди прочего стоит и паровоз ФД20. Проходящий мимо сотрудник милиции посмотрел на меня косо, но не пытался воспрепятствовать съёмке памятника.

Хоть сейчас раскочегарь — и в путь!

Но нет, в путь отправятся другие, а паровоз поглядит на них с высоты своего положения и постамента.

Конечно, трудно ожидать хоть что-то интересное от города, который назван в честь станции, которая и сама-то была названа просто “узловой”; и все же я вышел осмотреться, а заодно найти альтернативный транспорт до Тулы и туалет. В ближайшем радиусе от станции ничего занимательного я и правда не увидел. Не нашёл я сходу и маршрутку до Тулы, хотя может быть она есть (до Москвы есть точно).

Сразу за станцией — парк аттракционов. Аттракционы, по всей видимости, вполне цивильные и унылые, из тех, что путешествуют по городам и весям, ловко превращаясь в полуприцепы. Даже не пошёл поглядеть ближе.

Здесь тоже было немного приятных деталей, которые зацепили взгляд.

Жители Узловой настолько суровы, что каждый четвёртый может говорить по таксофону без трубки.

Сами таксофоны тоже вызвали наплыв воспоминаний.

Но Узловая, прежде всего, город железнодорожников!

Скульптура без опознавательных (и познавательных) знаков. На паровозе, кстати, подробно написано, почему он оказался на своём постаменте.

Тем же, у кого в Узловой есть всего девять минут стоянки проходящего поезда, я порекомендую зайти в станционный туалет и насладиться игрой бликов в цветных стеклоблоках.

Отдельная от города история — станция «Узловая-1». Вокзал неожиданно красив, чист, внутри всё очень красиво и опрятно, на стенах — живопись на тему бескрайних шпал, а по углам — симпатичные маленькие скалы (из камня, да). Железнодорожная архитектура пятидесятых вкупе с заботой нашего времени даёт прекрасные результаты. Это не мешает персоналу быть совковым.

Я решил взять билет до следующего пункта следования — Тулы. Кассир, завидев мой студенческий билет (непродлённый), сказала, что отказывает мне в праве на льготный проезд. Я сначала имел прения с ней, потом переключился на дежурную по станции. Удивительный человек: она имеет два голоса. Приятным эта женщина делает объявления о прибывающих и убывающих составах, а более резким общается с пассажирами.

Я объяснял людям, что едва ли я мог продлить студенческий в первые же дни учёбы. Мне же говорили, что студенческий не продлён и баста. У меня был ещё один довод: в Москве и в Ожерелье я льготный билет получил. «Эта ваша Москва нам вообще не указ» — таков был смысл ответа дежурной. Я отступать не собирался, и тогда меня перенаправили к вышестоящему лицу: начальнику станции. Как и в любой бюрократической структуре, все побоялись брать на себя ответственность за что-либо. Начальник должен был прийти через сорок минут, и я ушёл до этого времени погулять.

Почему я проявил упорство в получении льготы? Многие читатели могут подумать, что я очень жадный. И даже не в том проблема, что одной из концепций поездки был сверхдешёвый проезд на электричках, и я не хотел нарушать концепцию (хотя это была первопричина). Прогуливаясь вдоль железнодорожных путей и завидев вдалеке вожделенный дэ первый, я вдруг понял, почему я стал настаивать на получении законных прав, хотя вполне мог бы махнуть рукой и купить полный билет. Просто это было весело.

Да-да, весело! Конечно же, докопаться до кассирши, привести аргументы, натолкнуться на родное совковое хамство, вынуть всем мозг, прийти к начальнику станции — это же фан! Я вдруг понял, что я — совершенно инородное тело в происходящем. Мне безразлична картошка, буде она взошедшей или сгнившей; я не еду куда-то конкретно, я еду вперёд, потому что поезд туда едет; я снимаю то, что вижу по дороге, хотя люди, едущие со мною, не видят и никогда не увидят половины того, что мне в глаза бросается; я совсем-совсем отличаюсь от тех, кто тысячами оказывается на станции «Узловая-1». Я — сумасшедший романтик, любитель одиночества с вечно садящейся на телефоне батарейкой, путешественник, этакий второоткрыватель, человек с широко распахнутыми глазами, которому побывать в глуши за двести километров от Москвы ничуть не менее интересно, чем в Париже. Путь к получению билетика — путь вращения в этом мирке, в котором я оказался на полтора часа, и его надо было пройти, выйдя победителем или проигравшим, воистину понимая приоритет участия.

Именно тогда я понял, что припев песни «Развлекайся» группы Наркотики — идеальный эпиграф этого поста и точный девиз моего путешествия. Ведь дело-то вовсе не в поездах Д1… А, кстати, вот один, под номером 569:

На фоне — РА-2, таким образом, мы видим прошлое и будущее неэлектрифицированных дорог в одном месте.

Вот номер 497. Синие поезда прошли капитальный ремонт (обратите внимание — стоят стеклопакеты!), и ещё поездят, я думаю. Они красивы и полны сил, этакие лобастые электрички. До сих пор помню, как в детстве вид рижского дизельного поезда в Прибалтике меня впечатлил до глубины души: вроде электричка, только другая совсем!

Старый поезд №748. Никаких стеклопакетов тут нет. Как и планов на капремонт, я думаю. Схема раскраски та же, а цвет другой.

Далее потянулось кладбище всяких вагонов и иной бесполезной техники. Было несколько сгоревших. Для чего вот такие страшные вагоны — понятия не имею. Интересно было бы узнать.

Признания в любви, высеченные в камне бетоне. Лестница, кстати, ведёт на очень длинный пешеходный мост, по которому можно пройти над всей станцией и депо.

На путях делали что-то непонятное. Чтобы кран мог зацепить рельсы (которые в том месте описывали плавную кривую) трое рабочих раскачивали раму, а затем крановщик резко опускал её вниз. Получилось всё сделать далеко не с первого раза. Товарищ на заднем плане приказывает крановщику поднимать раму именем российского флага.

Вдалеке виднелась ещё одна голова Д1, но я не пошёл её разглядывать, уж больно далеко было идти.

На обратном пути наблюдал также, как с оглушающим скрежетом весело скатывались с горки разные вагоны. Для меня до сих пор зрелище едущей самой по себе цистерны кажется психоделическим.

Я вернулся на вокзал, но в означенное время начальник станции не появился. Не появился он и десятью минутами позже. Наконец, за 15 минут до отправления состава, дежурная по станции сказала мне, что согласно некой телеграмме с меня, как москвича, требуется социальная карта. Более того, мне было заявлено, что карта у меня — внимание! — обязана быть. Я резонно заметил, что езжу обычно на машине, а социальная карта, насколько мне известно, нужна лишь для получения скидок на экспрессы. В любом случае, кассирша, сказав дежурной, что она напишет-де, что пробитие билета сделано по указанию начальника вокзала, выдала мне заветный льготный талон. Вообще мне не очень ясно, откуда такая бдительность — никакого строго учёта всё равно не ведётся.

И вот, снова комфортабельный РА-2.

Типичный вид остановочного пункта (этот называется «Шварц», с трудом можно разглядеть на голубой табличке): низкая платформа, маленькая табличка и несколько домов рядом со станцией. Чаще всего большая часть домов разрушена. Впрочем, на участке Ожерелье — Узловая средняя остановка вообще была снабжена коротенькой платформой из положенных на землю старых бетонных плит (тут есть бордюрный камень), а рядом не было совершенно ничего.

Или вот ещё: «… зе фак ап.»

Да, вы уже поняли, что снимать по дороге было совершенно нечего.

Тула

Московский вокзал, который при этом, если верить надписям, ещё и Московский вокзал, обслуживает лишь дальнее сообщение; внутри он прекрасен, как и снаружи. Для пригородных поездов есть уродское кирпичное зданьице рядом.

От вокзальной площади можно доехать на такси аж до Калуги. Обратите внимание на интересные детали: справа на заднем плане видна бывшая вывеска игрового клуба, во истину примета нашего времени. Слева же хорошо видна надпись «Тульские …» (да, вы угадали, что написано на той вывеске ниже).

Тула на первый взгляд не произвела на меня никакого особенного впечатления.

На второй и третий — тоже.

Город очень зелёный и чистый, как мне и говорили.

Грибы и яблоки. Прекрасно, прекрасно. Хочется заметить, что я видел, как четверо людей пенсионного возраста с гигантскими рюкзаками загрузились в поезд где-то по пути в Тулу.

Для тех, кому покупать яблоки — западло, есть четыре ювелирных рядом.

В городе не за что зацепиться взгляду, особенно если смотреть в целом, а не выискивать детали.

Поэтому я стал искать детали.

Первый троллейбус был автобус.

В Туле популярен Tele2.

Местами попадаются грустные несбывшиеся недострои.

Потом я пришёл в тульский кремль, где с меня взяли символическую плату в 10 рублей за вход. Внутри почти ничего нет, получается этакий отгороженный древними стенами сквер.

Перед вами — Успенский собор (колокольню обещают восстановить, но веры в это нет).

Далее я пришёл в оружейный музей, дабы посмотреть на вполне конкретный стенд с вполне конкретной фотографией.

На этой фотографии, дорогие читатели — мой дедушка, Александр Никитич Алпатов. Он участвовал в войне и вернулся живым. Жаль, что его не стало очень рано, в 1996 году, он мог бы многому меня научить. Но в любом случае, ради этой одной фотографии стоило ехать в Тулу. Я долго стоял и смотрел на снимок на стенде, испытывая странное чувство, будто бы я коснулся истории.

Оружие, выставленное в залах, задело какие-то струны даже в моей глубоко пацифистской душе.

Я отразился в системе наведения какой-то серьёзной и страшной пушки.

Больше в кремле делать нечего.

Далее я собрался покушать, взять билеты до Москвы и отчалить восвояси. По дороге снял панораму одной из тульских улиц (ул. Советская, кажется).

Попался симпатичный магазин.

Только я его щёлкнул — появился откуда-то его владелец (видимо). Он стал в агрессивной форме интересоваться, какое я имею право снимать «частную территорию». Я его мягко и настойчиво послал, объяснив, что мне никто этого не запрещал, а территория очень даже общественная, после чего, не захотев более продолжать дискуссию, пошёл прочь. Владелец не успокоился, и перешёл к осторожным угрозам («Молодой человек, стойте, камера-то наверное дорого стоит…»). Я приуныл, остановился, и сказал: «Что вам нужно-то? Хотите, чтобы я фотографии удалил? Давайте удалю!», демонстративно стирая снимки.

Тут мужик наконец-то спросил, зачем я собственно снимал его магазин (до этого он может быть тоже спрашивал, но в общем тоне и контексте я на этот вопрос всё равно бы не стал отвечать). Я ответил, что просто для себя снимал, понравились тарелки симпатичные, и что может хотел кому-то магазин рекомендовать (подчеркнул, что именно хотел). Тогда выяснилось, что оказывается, по утверждению владельца, однажды ФАС попыталась подтасовать факты, используя какие-то фотографии его магазина, и теперь он очень переживает, завидев любого фотографа вокруг. Недоразумение разрешилось, я извинился за своё поведение, владелец извинился, что был агрессивен, мы пожали друг другу руки, а на прощание мне было даже предложено пощёлкать антенны внутри магазина.

В многообещающем по виду заведении «ПодкреПицца!» я отведал самую невкусную пиццу в своей жизни. Зато там было домашнее вино по 39 рублей за бокал. Вполне даже вкусное.

HDR-Москвич.

На одной из фотографий выше было видно, как одна из тульских улиц забирается куда-то вверх. Город, расположенный на холмах — это красиво. Я сходил на вокзал, чтобы убедиться, что моя электричка ушла (я её пропустил из-за тупости мозга), а следующая шла только до Царицыно. Впрочем, выбора особо не было, я взял билетик и пошёл смотреть на тульские горки.

На улице Дмитрия Ульянова в одном из домов живёт Рустам, который постоянно что-то просыпает. По крайней мере, эта версия мне нравится больше, чем мысль, что есть люди, которые пишут абсолютно бессмысленные псевдополитические лозунги.

Наверху обнаружился небольшой парк с сооружённым к шестидесятилетию победы монументом.

На самом деле, следующая фотография — квинтэссенция Тулы. Тула — город-герой, город мастеров, город пряников и самоваров (так гласят агитки в центре города). Но знаете что? Тулякам, по моему личному впечатлению, нет до этого никакого дела. Странный город: вроде и прикопаться не к чему, и отметить тоже можно мало.

Прощальный взгляд с вершины холма…

…и домой.

Три часа на электричке, и я сижу в предпоследнем на тот день поезде.

Последний будет от Китай-города до ВДНХ.

Это было сумасшедшее путешествие, бессмысленное и прекрасное. Полный отрыв от реальности, путешествие с кучей пересадок, неприятности по пути и дедушка на фото. Не сомневайтесь — это не последнее интересное путешествие, которое я запостчу.



У «Кто-то.ру» есть группа в Контакте — никакой чуши, только красивые фото и ссылки на новые отчёты. Подписаться можно прям тут ↓

Не стесняйтесь комментировать и делиться:

Поделиться
Класс!
Запинить
Плюсануть