Top.Mail.Ru
Теория ночной вылазки — Кто-то.ру

Теория ночной вылазки

или маленький учебник почти по созидательному хулиганству в четвёртой своей редакции.

Оглавление


Вступление

С того самого момента, как ночная вылазка появилась как явление (то есть, с 2002 года) мне очень хотелось написать по этой теме некое теоретическое пособие. Может быть, это моя страсть к графоманству и параноидальному разложению мыслей по полочкам. В любом случае, я наконец-то приступил к этому труду, хотя даже не могу представить, кому всё написанное ниже будет полезно.

Тем не менее, если вы это читаете, значит, не зря я набивал клавиатурный текст.

Традиционно во вступлениях упоминаются люди, которые помогали труд писать, и это вступление не будет исключением.

Во-первых, спасибо Константину Кузьмину, поскольку без него я бы этого просто не написал. Он является одним из духовных адептов вылазки, и без него сама по себе вылазка бы никогда не случилась.

Во-вторых, благодарности выносятся Евгении Кудряшовой, нарисовавшей иллюстрации к первому изданию (и, скорее всего, последнему).

В-третьих, «спасибо» бабушке, от которой я скрывался на многих вылазках и которая до сих пор, наверное, думает, что я голубой (в смысле гей, ага). Слава богу, это одно из многих её заблуждений.

Отдельное спасибо всем, кто читал это и оценивал.

§ 1. Что такое вылазка?

Вы наверняка сталкивались с разными ролевыми играми. Толкиенисты выезжают в лес, где становятся эльфами и гномами; ночью отчаянные водители с отчаянными штурманами колесят по городу, отгадывая разные загадки. Ночная вылазка имеет родовое сходство с такими играми.

Ночная вылазка — это занятие, выросшее из юношеского хулиганства. При этом автор не настаивает, что оно лучше чем, скажем, мазать товарищей зубной пастой, хотя и искренне верит в это. Где-то на пересечении ролевых игр и нормального стремления любого человека вернуться в беспечное хулиганское отрочество окажется ночная вылазка.

Ночные хулиганства в нашем случае носят только созидательный характер. В процессе вылазки никогда не бьются окна, не ломаются заборы. Разрушения в нашей практике были минимальны и случались без нашего злого умысла (так, несколько раз выставленные на дорогу колодезные вёдра оказывались жертвами пьяных водителей; что ж, лучше уж вёдра, чем люди). Вылазка привносит в ночную картину некий, извините за выражение, креатив. Тем не менее, такая деятельность по-прежнему причиняет неудобства окружающим, потому она, по сути, является хулиганством.

Что же ролевого в этом? Дело вот в чем: происходит своеобразное раздвоение личности. Тот человек, которым вы являетесь днём, отправляется спать; теперь вы — «звонарь» с другим именем-позывным, с другими целями, сосредоточенный на задаче и знающий ночь как свои пять пальцев. Вы — боец ночного спецназа, хоть и со странными намерениями. В каком-то смысле вы даже больше не homo sapiens, поскольку больше любите темноту, избегаете других разумных и неразумно-пьяных людей, можете укрыться в любом малопригодном для нахождения месте.

Нелишним будет и специальное «ночное» снаряжение, спланированность каждой операции и другая «спецназовская» атрибутика. Все это может показаться лишним, но это вовсе не так: помимо реальных применений, такая подготовка вносит немало «фана» в процесс.

Но в конечном счете, все это меркнет перед уникальной чарующей атмосферой ночи. Это прогулки под звёздами и среди звёзд-фонарей. Это прохладное дыхание ночи. Это ощущение полной нереальности происходящего. Это магия. Это красота. Только ради этого стоит на вылазку пойти.

§ 2. Чем заняться на вылазке?

В черновике этой главы была написана всего одна фраза: «На вылазке можно заняться всем, чем угодно»; в некоторой степени это так. Но, всё же, стоит на этом моменте остановиться поподробнее.

Есть два принципиальных подхода к вылазке: спланированные операции и вылазки без особого предварительного планирования. Второй тип является оптимальным на начальной стадии, когда нужно «пристреляться» к тому или иному объекту или населённому пункту, или, как вариант, адаптироваться. Операции требуют более серьёзого подхода к подготовке, а потому сложнее, и их планы — это отдельная глава в книге.

Впрочем, к любой вылазке стоит минимально готовиться. Полезно пройтись по населённому пункту в светлое время суток, оглядев окрестности и найдя интересные объекты для интересных действий. Оптимально сделать это за пару дней, чтобы не засвечивать лица прямо перед вылазочной ночью. Закупаться стоит также заранее, исходя из намеченных целей и задач: всегда обидно в последний момент понять, что батарейки в фонаре безнадежно садятся, а свежие остались в магазине на полке.

И всё же, чем можно заняться на вылазке? На вылазке можно хулиганить. На вылазке можно исследовать разные места, исследование которых днём невозможно. На вылазке можно просто гулять. В качестве примера приведу три операции, которые мы проводили в разное время.

2005 год, операция «Над всей Испанией безоблачное небо». Участвовало 4 человека. В течение операции были полностью замотаны туалетной бумагой ворота-въезд в местное садовое товарищество (так называемая «Таможня»), вынуто несколько вёдер из колодцев и выставлено на середину дороги. Апофеозом происходившего стало колодезное ведро, положенное в специально принесённый для этого старый холодильник и закрытое в нём на велосипедный замок.

В других операциях мы и закрывали шлагбаумы, заливая их сверху клеем (чтобы попытка их открыть приводила к испачканным рукам); и вынимали вёдра из колодцев, сбрасывали их в колодец с кучей кирпичей внутри, либо закидывали в кусты; выставляли на середину дороги бетонные блоки, брёвна, доски, мешки с мусором и вообще всё, что плохо лежало; и закидывали плохо лежащее куда попало; и конечно, за всё время вылазки намотали не менее 20 км туалетной бумаги где пришлось. Ночная вылазка — это сотворение чего-то из подручных средств ради веселья. Однако это только первый пример.

2004 год, операция «Склеп». Во время операции мы при помощи лестницы (и такой-то матери) смогли забраться через проём в крыше внутрь четырёхметрового кирпичного здания, на поверку оказавшимся каким-то водопроводным узлом. Особенно радовало то, что люк находился чётко посередине здания, и до стены (к которой и была приставлена наша лестница) можно было добраться только по балке, на которой был закреплён кран. Это пример вылазки для исследования неисследованного. Тут читатель, вероятно, найдёт аналогии с походами широко разрекламировавших себя диггеров.

2004 год, операция «Лайт» (в узких кругах известна как «Салайт»). В ходе операции мы прошлись до того самого строения, которое сейчас хотим штурмовать, а затем — до железнодорожной станции. Идея операции была собственно в походе на станцию как таковом, так как это уже довольно опасное мероприятие, учитывая повышенную концентрацию работников железной дороги, милиции и просто разных нетрезвых граждан (они, в количестве пяти человек, спали внутри здания вокзала). У операции говорящее название: у нас было минимум снаряжения, это была прогулка.

Еще раз хотелось бы повториться, что в вылазках безо всякой серьёзной подготовки нет ничего плохого. В конечном счете, хорошие идеи всегда приходят неожиданно, а импровизация всегда дает самые вкусные результаты.

§ 3. Теория стрёма

О страхе и осторожности

У нас есть такое понятие — «синдром первой вылазки» (есть ещё «синдром лунохода», но об этом мы поговорим далее). Суть этого синдрома в том, что человек, впервые попавший в условия вылазки (или давно не выходивший), начинает бояться всего подряд. На самом деле, тут даже более точно слово «стрематься». Действительно, есть чёткое ощущение, что каждый человек в каждом доме слышит и видит каждый твой шаг, а за поворотом ждёт Неизвестное. В реальности всё немного проще, хотя такое видение и не далеко от истины.

Прежде всего, следует отчётливо понимать, что в каждом доме всем в общем-то наплевать на идущих по улице людей ровно до того момента, как их интересы не затронуты (иначе говоря, до того момента, как на их заборе появляется туалетная бумага). В этом плане следует выявить две категории граждан: те, кому наплевать или страшно (как правило, это безразличные мужчины, а также женщины и дети), и те, кому не наплевать. Крайняя форма последнего варианта поведения — параноидальная сознательность, и она тоже реально и нередко встречается (надо же людям хоть как-то оправдать своё существование и поедание хлеба). Первых, как показывает практика, больше. Но и последних по умолчанию не надо бояться.

И вообще, нечего на вылазке бояться.

Первостепенная идея, которая должна находиться в голове любого вышедшего на вылазку — можно только опасаться, но не бояться. Страх должен быть запрещён на уровне подсознания, и аргумент самому себе в этом весьма прост: страх заставляет делать глупости и может привести к нежелательным последствиям, в то время как разумная осторожность и логическое мышление выручит почти в любой ситуации.

Другая крайность — полное отсутствие осторожности. Такое было с нами в мае 2003 года, когда мы «разыгрались» и, допустив ряд грубых ошибок, были очень неприятно «запалены» моей бабушкой (тогда это было достаточно актуально). Продуманность каждого хода и выхода, прикрытие тылов, внимательность и осторожность — это вечные спутники вылезающего.

Однако всё это достаточно общие слова. Если опуститься на уровень конкретики, то можно выделить два основных врага вылезающего, способных его демаскировать: свет и звук.

Свет

Главное правило, которым стоит руководствоваться почти во всех ситуациях — минимум «своего» света (прежде всего, ручных фонарей), максимум использования света внешнего. Почти во всех населённых пунктах имеется большое количество уличных фонарей, и света их достаточно ровно настолько, чтобы определить появление некого важного объекта в поле видимости (человека, машины и т.д.). В лунные ночи видимость великолепна и без всякого освещения.

Излишнее желание включить фонарь говорит о страхе и неуверенности и должно быть подавлено, ведь вылезающий — король темноты, и темнота — его преимущество по сравнению с homo sapiens. Тем более ценны приборы ночного видения (ПНВ). О ПНВ и фонарях мы поговорим в главе «Аммуниция».

Главное «световое» правило для вылезающего — тот, кто находится в более освещённом месте, видит хуже, зато его видно лучше. Этому есть простое доказательство: попробуйте включить в квартире свет в ранние сумерки, и вам покажется, что на улице стемнело гораздо сильнее, чем на самом деле. Днём мы не видим ничего в окнах домов кроме приставленных к стеклу цветов; ночью никто из квартиры не увидит нас на улице, не приглядевшись. Поэтому смело идите мимо светящихся окон, опасайтесь тёмных и бегите, если свет выключился, когда вы подошли.

И всё же, в фонарном свете тоже можно прятаться, например, в кустах. Падающий свет, пересечённый множеством теней, «разбивает» силуэт человека, а по сути это и есть главная задача маскировки (можете почитать теорию камуфляжа, которую легко отыскать в интернете).

Звук

Вашему вниманию предлагается упражнение. Встаньте посреди комнаты и пройдите в любой её угол идеально тихо. Просто? Тогда наденьте ботинки и попробуйте то же самое проделать на уличном асфальте. Вообще, любой вылезающий должен ходить как можно тише. Это не значит красться: красться нужно только в особых случаях. Это значит просто — ходить тише, выше поднимая ногу и мягче ступая.

Ночью очень хорошо слышно любые уличные звуки, этим можно и нужно пользоваться. Прислушавшись, легко узнать, что кто-то в пятидесяти метрах от вас открыл в доме дверь.

В то же время, все эти уличные звуки слышны только тогда, когда их хотят услышать. Иными словами, вылезающий их обычно слышит, так как сосредоточен на обстановке. Гуляющая пьяная гоп-компания занята исключительно своими беседами, и вряд ли что-то вообще замечает. Среднестатистический житель населённого пункта относится к посторонним звукам по принципу «мало ли что это может быть?» и не придаёт им значения.

Злые шутки

Есть такое выражение: «у страха глаза велики». Для вылазки оно актуально, как никогда. Это касается очень многого, и лечится только опытом. Хочется привести несколько примеров.

Самое частое, что происходит — это ошибочное определение звуков. Ночью слышимость поразительна: вам может показаться, что за поворотом едет автомобиль, хотя на самом деле он катится по шоссе в километрах от вас. Сразу постарайтесь определить громкие, но безопасные звуки, такие, как шум поездов на соседней железнодорожной станции, гул проезжающих по шоссе автомобилей или что-то подобное, чтобы не путать их с действительно опасными. Старайтесь полагаться, прежде всего, на зрение: скажем, если автомобиль действительно где-то рядом, вы с большой вероятностью так или иначе увидите свет фар.

Глаза врут реже, но разнообразнее. Отблеск фонаря или рассвета в окне можно спутать с зажженным там светом. Некоторые силуэты предметов поразительно напоминают людей. Даже два близко стоящих фонаря могут притвориться фарами машины.

Увидеть в темноте

У любого опасного явления есть множество признаков. Так, человек редко стоит на одном месте абсолютно неподвижно; машина при движении шумит и освещает путь фарами, и так далее. Ночью есть свои особенности восприятия, их и надо использовать, как маскируя себя, так и обнаруживая важные детали в ночном пейзаже.

Человеческое зрение лучше улавливает движение, чем статичные объекты. Это особенно важно для того, чтобы вовремя увидеть человека. Следить нужно, прежде всего, за контрастом: силуэты людей могут перекрывать более далёкие источники света, либо, наоборот, освещаться случайными огнями на фоне темноты. Замерев, вылезающий лишает стороннего наблюдателя этой важной информации. Нелишне будет сказать, что боковое зрение человека лучше видит в темноте, чем центральное — это выручает в сложных случаях.

Беспрерывно анализируйте то, что происходит. Не давайте вашему страху сыграть с вами злую шутку.

Естественность

Лучшая маскировка — выглядеть как можно более естественно. Хотя вылезающий и стремится избегать освещенных мест, людей и автомобилей, порою самое разумное — притвориться обывателем настолько, насколько это возможно.

§ 4. Команда

«Мы команда — вы говно»
Кричалка фанатов ФК «Спартак»

Из кого должна состоять идеальная вылазочная команда? Ответа на этот вопрос не знает, наверное, никто. Да и никаких специальных критериев отбора не существует. Достаточно упомянуть, что всего на вылазке у нас побывало 9 разных людей, и ни одна команда не устоялась: по-прежнему нас двое. И всё же, можно допустить, что лишь автор этой книги не видит никаких объективных критериев (опираясь лишь на субъективные ощущения от человека), а в реальности кто-то сможет это опровергнуть.

Стоит всё же дать несколько советов относительно команд.

На любой вылазке у каждого должны быть свои глобальные роли (которые он выполняет в течение всей вылазки и, как правило, много вылазок подряд) — скажем, кто-то является основным «грузовиком», тащущим в рюкзаке запасы воды и других материалов; другой несёт мощный прожектор; третий — разведчик и т.д. Это позволяет более эффективно планировать операции. О ролях в команде мы подробно поговорим в главе о планировании операций.

Уже не раз вылазка была сравнена с операцией спецназа. Есть ещё одно сходство с армией: в любой команде есть свой костяк (у нас это два человека), по совместительству — самые знающие ночь, те, кто продумывает операции и набирает других в команду. Фактически, это командиры вылазки.

Более того, у каждого вылезающего есть разряды и награды. За каждые десять вылазок начисляется новый разряд. Среди наград есть следующие: орден Скина — за вылазку в сложных условиях, орден Маяка — за смелые действия, орден Зюзина — за инновацию на вылазке, орден Звона — за другие достижения. При всей кажущейся нелепости этих наград и званий, они несут в себе важную идею, ведь вылазка — прежде всего ролевая игра, хотя и в реальном мире.

§ 5. Аммуниция

Три главных условия для ночи — незаметность, удобство, непромокаемость. Всегда выпадает роса, а зачастую единственный способ спрятаться — нырнуть в высокую траву в поле (вылезающий вообще не должен гнушаться ползать по земле, валяться в траве, лезть через кусты и заниматься другими малоприглядными занятиями). Тёмные цвета плохо различимы на фоне ночного пейзажа. Удобство для каждого выражается многими вещами, но особенно стоит подчеркнуть возможность свободно двигаться (читай: бежать).

Лично мы в своей практике использовали костюм «Тайфун» производства фирмы «Восток-сервис». При низкой стоимости этот костюм, состоящий из куртки и брюк тёмно-синего, зелёного или жёлтого (то есть, неподходящего) цветов, сделан из подобного пластику материала, который не пропускает ни ветер, ни влагу, имеет низкий вес и удобные карманы. Это не реклама, а скорее рекомендация, и точно так же я рекомендую обычный военный камуфляж, который продаётся в военторге или магазине спецодежды. Он гораздо удобнее и комфортнее, но менее устойчив к ветру и влаге, ткань сложнее и в чистке.

Ночь — более холодное время суток, поэтому надо одеваться теплее. В то же время, вылазка — занятие активное, и на это тоже стоит делать поправку.

Фонари — обязательная для вылазки вещь. У каждого вылезающего должен быть свой личный фонарь (лучше, чтобы они были разных типов — один налобный, один ручной); также пригодится мощный прожектор — одной штуки достаточно. Идеально, чтобы в команде кто-то за него отвечал, используя по необходимости (о чём уже было вскользь упомянуто). Наиболее современные фонари «ближнего действия» — светодиодные. Их цены наконец перестали кусаться, самых дешёвых вариантов вам хватит на сезон работы без поломок. Запасные батарейки при наличии нескольких фонарей — просто излишество; впрочем, иметь их дома можно и нужно.

Что касается приборов ночного видения — идеальное в теории решение для ночных похождений — цены на них в последнее время сильно упали. Их главное преимущество — возможность незаметного наблюдения. Но чудес не бывает: обычные гражданские ПНВ делают картинку не сильно ярче по сравнению с тем, что видит человеческий глаз. Кроме того, прибор не избавляет от необходимости иметь с собой фонарь. Честно говоря, автор все больше приходит к выводу, что эффективность прибора во время вылазки значительно ниже, чем хотелось бы. Возможно, ситуация поменяется с приходом цифровых моделей.

Рюкзак — друг вылезающего. Что хорошо, в процессе приключений он практически не пачкается. Но незаметность никто не отменял, и рюкзак должен быть также тёмных цветов. Большие туристические рюкзаки зачастую компектуются противодождевыми чехлами, которые приходятся как нельзя кстати для маскировки ноши. Мы таскали огромный запас туалетной бумаги в большом туристическом рюкзаке. Одна из вылазок в нашей практике проходила с рюкзаком отчаянно-жёлтого цвета, но это, конечно, пижонство (и грубая ошибка).

Обязательно купите пачку перчаток. Стирать их всё равно нет смысла, а пачкаются они быстро. Перчатки решают сразу несколько проблем. Во-первых, вы можете заниматься любыми грязными в прямом и переносном смысле делами, не боясь испачкаться или занести какую-нибудь заразу. Как бонус, перчатки оберегают руки от мелких порезов. Во-вторых, руки меньше мёрзнут, что очень полезно во время холодных вылазок. В-третьих, вы не оставляете отпечатков пальцев, и хотя это конечно не так важно, учитывая мелко-хулиганский характер происходящего, но просто приятно.

Если у вас есть «место отдыха», спрячьте там вместе с другими запасами пару ковриков-пенок. Об этом подробнее мы будем говорить в следующей главе.

§ 6. Операции

Вот мы и добрались до самой интересной части — до планирования операций.

Идея и план

Любая операция начинается с идеи. Чтобы придумать идею, стоит просто оглядется вокруг. Например, можно в качестве основной цели поставить проникновение в то или иное место, или просто дойти куда-то, или ещё что-то (см. главу «Что делать на вылазке»). Несколько идей можно соединить воедино: так, во время операции «Над всей Испанией безоблачное небо» идея с холодильником (см. ту же главу) была объединена с идеей повесить на местной водонапорной башне наше знамя, а также устроить небольшой салют.

Хорошим тоном является присвоение операциям звучных имён. Это упрощает их дальнейшую идентификацию, добавляет куража в происходящее.

План операции вырисовывается исходя из идей и задач. Однако не стоит слишком чётко определять план. Дело в том, что вылазка имеет совершенно непредсказуемый характер, что вызывает необходимость принимать большое количество решений по ходу. Возвращаясь к операции «Над всей Испанией безоблачное небо», в качестве одной из задач была прогулка по посёлку с развешеваниям по разным объектам туалетной бумаги, выставлением вёдер из колодцев и прочих небольших мероприятий. Таким образом, предварительная канва была намечена, а маршрут — нанесён на карте. Однако на середине маршрута мы решили поспешно вернуться к «Таможне», чтобы осуществить главную задумку с холодильником и знаменем. Причиной были нервозная обстановка и тревога среди вылезавших, а чем всё это было вызвано, вспомнить уже невозможно. Тем не менее, стоило пожертвовать мелкими пакостями ради одной большой.

Во время вылазки может пойти дождь, может пойти снег, град и даже кислый виноград. Может пойти патруль или милиционер. Умение адаптироваться и импровизировать, как уже было отмечено, является ничуть не менее важным, чем умение грамотно все спланировать.

Операции на несколько ночей

Самые сложные операции разбиваются на несколько ночей. Скажем, «Восход Ружены» (май 2004) проходил в течение всех майских праздников. «Возвращение Элвиса» (июнь 2004) включала в себя ряд задач, и в третью ночь была проведена подоперация «Серебряный дождь», сконцентрированная на штурме с помощью собственной лестницы пресловутой водонапорной башни. Хотя уже упоминавшаяся операция «Склеп» (июль 2004) по штурму водопроводного узла формально была проведена за одну ночь, её подготовительная стадия (во время которой мы оглядели штурмуемое здаие) прошла в течение одной из ночей «Возвращения Элвиса», и то почти случайно.

Для всех сложных операций наподобие «Склепа» («точечных» операций, имеющих одну или несколько связанных задач) вполне достаточно одной подготовительной ночи (или даже дня, если есть возможность всё осмотреть днём). Более одной подготовительной ночи требуется лишь для самых сложных случаев, а также для ситуаций, когда в команде появляются новые члены, не знакомые с ночными условиями как таковыми. Например, в ходе «Над всей Испанией безоблачное небо» две ночи были потрачены на то, что мы просто гуляли с новичками по посёлку, дабы они привыкли к вылазке, чтобы у них прошёл пресловутый «Синдром первой вылазки».

«Возвращение Элвиса» имело несколько разных задач, несовместимых между собой (невозможно в одну ночь и штурмовать водонапорную башню, и сходить оглядеть водопроводный узел, и ещё и вынуть десять вёдер из колодцев). Операция в данном случае является скорее вывеской происходящего. Недаром выделяются также подоперации «Ремонтная Камбоджа» и «Серебряный дождь» (2 и 3 ночь соответственно).

Роли и места отдыха

В сложных операциях с тремя и более участников имеет смысл разделять роли вылезающих на одну конкретную вылазку. В отличие от «глобальных» ролей (см. главу «Команда»), в данном случае имеется в виду, например, поручение одному из участников развешивание туалетной бумаги по ходу движения, или разделение ролей во время некого действия. Например, необходимо штурмовать водонапорную башню. Один из вылезающих лезет наверх, второй и третий держат лестницу, а затем её убирают на время, пока первый наверху. Пока первый вешает знамя, второй вешает туалетную бумагу, третий же стоит на стрёме. Затем первый спускается, а второй и третий вновь держат лестницу. Кстати, приведённый пример показывает также пользу расписывания не только шагов операции, но и некоторых её важных частей. Автор данной книги использует графические схемки для большей наглядности.

В нашей практике неподалёку от атакуемого посёлка находилась дорога, на асфальте которой мы устраивали привал после проведения операции перед возвращением домой. Действительно, очень хорошо полежать после вылазки на асфальте (да, да), посмотреть на звёзды, подвести итоги произошедшего. Туристический коврик-пенка поможет лежать с комфортом (хотя коврик появился лишь летом 2004 года, до этого же нас выручала тёплая одежда). Если и читатель считает такие привалы хорошей идеей, имеет смысл перед проведением операции оставить некоторые вещи на месте отдыха: воду, пиво, «снэки», горелку для чая, те же коврики, и всё, что не нужно непосредственно на операции (подробнее об этом будем говорить в главе «Еда и напитки»). Любой тёмный пакет с запасами будет малозаметен в любом сколь либо тёмном месте, так что за сохранность можно не волноваться.

§ 7. Человек, Машина, Мотоцикл, Дождь

В этом параграфе наконец-то я расскажу об основных врагах вылезающего. Прежде всего — хомо сапиенс, а также хомо не-сапиенс пьянус, хомо сапиенс водителус, а ещё канис фамилиарис (о собаках, проще говоря).

Вообще, на вылазке не было бы так интересно, если бы не опасность, исходящая фактически из каждого дома и от каждого прохожего (подробнее в параграфе «Теория стрёма»). Собственно, в этом и есть главное очарование: вылазка суть ролевая игра, но в реальном мире. Теперь самое время подробно описать, какие бывают люди на вылазке, и чем они опасны.

Люди

Одиночные прохожие, как правило, серьёзной опасности не представляют. Однако они — большая редкость. Встречаться с ними довольно безопасно в абсолютном большинстве случаев, так как у вылезающих по-любому есть численное превосходство. Но помните: они внимательнее смотрят по сторонам, то есть — спрятаться от них чуть сложнее.

Хуже дело обстоит с компанией из двух-трёх мужчин. Они представляют самую большую опасность для вылезающих, потому что их поведение непредсказуемо (часто они ещё и пьяны). Ещё хуже, если они трезвы и за чем-то асоциальным застают вылезающих. В общем, такие группы надо обходить. Более того, это может быть какой-нибудь патруль. Плюс в том, что, в отличие от одиночного прохожего, они замкнуты внутри своей группы и по сторонам особо не смотрят (кроме патрулей, должно быть).

Компания из более чем четырёх человек, а также любые компании с девушками не представляют почти никакой опасности (особенно в последнем случае). Ещё бы, замкнутость на свою компанию при возврастании численности или появлении женского присутствия доходит до своего максимума. Даже если вы наткнулись на пару (или пара наткнулась на вас), когда вы вешали туалетную бумагу на колодец, вряд ли дело закончится открытым столкновением, максимум — полюбовным решением бумагу с колодца снять. Как бы там ни было, лучше и с ними не встречаться.

Особняком стоят милиционеры, охранники, сторожа, а также работники любых важных объектов (железнодорожных станций, например). Их внимание и полномочия всегда повышены. От них надо прятаться, но иногда не стоит бегать: если поймают, будет хуже. Из людей на улице это — самые опасные.

В домах, как уже было упомянуто в параграфе «Теория стрёма», люди, как правило, не реагируют до тех пор, пока их интересы не затронуты.

Не забывайте важную вещь: все с детства напичканы историями об «опасностях» ночи разной степени бредовости. Якобы в темное время по улицам ходят одни «жулики-бандиты», грабя и убивая каждого встреченного. Этим можно и нужно, хотя и ограниченно, пользоваться. Для обывателя два тихо идущих человека в темных костюмах и с рюкзаками могут показаться если и не опасными, то, во всяком случае, небезопасными. И все же в абсолютном большинстве случаев автор дает совет избегать встречи с людьми: человеческий фактор всегда дает непредсказуемость, которая на вылазке совсем ни к чему.

Другие ночные обитатели

Ночью есть ещё один неприятный момент — собаки. Уличные (бездомные) в подавляющем большинстве случаев безопасны, потому что они-то хорошо знают, что ночью от человека можно и больно получить. Если к вам пристают уличные собаки, замахнитесь на них, словно собираетесь бросить камень — это их отпугнёт, и даст вам возможность отступить. Домашние «любимцы» менее образованы в вопросах получения по морде, потому что за забором получить сложно. Они имеют свойство громко гавкать (именно гавкать, а не лаять), что не может не раздражать. С собаками следует быть внимательным.

Автомобили не представляют серьёзной опасности для вылезающего, но их также следует избегать. Никогда не знаешь, кто может ехать в машине. Плюс автомобиля в том, что водитель видит только объекты в свете фар; всё, что расположено вне этого пучка света остаётся практически невидимым (потому что значительно темнее, см. параграф «Теория стрёма», часть про свет). Спрятаться можно почти где угодно, лишь бы не на дороге.

Велосипедист является теоретически более опасным аналогом одиночного пешехода. Его скорость значительно выше, правда, в основном, на асфальте и не в гору. Хотя проходимость велосипеда достаточна для погони за вылезающим, это занятие сомнительное: во-первых, один в поле всё же не воин, а во-вторых, с велосипеда всё равно придётся слезть. Гораздо более вероятно, что велосипедист может кого-то позвать (сторожа, милицию). В общем, велосипедист — это не тот, перед кем надо «светиться», хотя ночью по понятным причинам вероятность встретить человека на велосипеде довольно мала.

Самое опасное по нашему мнению явление ночью — это мотоцикл. Хуже, если на нём едут двое мужиков. Во-первых, в отличие от машины, которая в открытое поле не съедет, мотоцикл намного проходимее. Во-вторых, на мотоциклах частенько ездят всякие «крутые парни», которые обязательно начнут задираться при первой же возможности. В общем, если слышите едущий мотоцикл — прячьтесь. Хотя надо признать, что мы видели мотоцикл только раз в жизни, и то стоящим около какого-то дома после недавней поездки (двигатель был ещё горячим).

Атмосфера как враг вылезающего

Ещё одним врагом вылезающего является дождь. До сих пор нет ясного ответа на вопрос, совместима ли вылазка и осадки. Скорее всё же нет, чем да. Ещё бы, тяжело творить дебош и беспредел в условиях, когда отовсюду капает вода, даже если сам вылезающий упакован в непроницаемый костюм. В нашей практике была лишь одна вылазка, в течение которой почти всё время шёл дождь: поход в город на восемь километров. Дождь — главный враг туалетной бумаги, потому что она моментально намокает и рвётся, а мы, как известно, её в основном и применяем. Однако дождливая погода несёт в себе важный плюс: почти никого нет на улицах. Лучшая вылазка — вылазка после дождливого вечера: никто как правило по инерции не кажет носа на улицу.

Ветер иногда рвёт туалетную бумагу, но серьёзных проблем не несёт.

Вылезающий похож на вампира тем, что он не может существовать при свете дня. Поэтому вылезать в июне — это тот ещё вид экстрима. Дело в том, что в московской области в это время темнеет на очень короткое время, да и то горизонт постоянно ярко светится, а чем севернее, тем острее эта проблема. Оптимальным месяцем для вылазки является август, когда светает только в 5 утра, ночами очень тепло и небо всё усыпано звёздами. В вылазках в июне есть свой шик: надо успеть всё сделать очень быстро, потому что на всю вылазку отводится час-два (против 4-5 часов в августе).

Эффект от лунной ночи двойственный. С одной стороны, слабый лунный свет добавляет объёма пространству и позволяет вылезающему лучше видеть. С другой стороны, лучше видно и самого вылезающего. Стоит заметить, что эффект нивелируется любым источником света вроде уличного фонаря. Спрятаться в этом слабом освещении не только можно, но и зачастую проще (см. параграф «Теория стрёма»), а потому для вылезающего лунный свет скорее плюс.

§ 8. Прикрытия, отступления, подставные лица

Глобальный аспект

Насколько бы мега-крутыми и профессиональными не были вылезающие, их деяния не остаются незамеченными, и конечно, их почерк тоже ясен и понятен. И у тех, кто от действий подобных пострадал, возникает резонный вопрос: а кто же это сделал? Задача вылезающих — дать им ответ на этот вопрос. Ложный.

Как это сделать, сказать сложно. Универсальная рекомендация на этот счёт — не гадить дома. Скажем, наша деревня находится в не менее чем километре от посёлка, который мы «атакуем». Одно из главных правил — «старая деревня неприкосновенна» (старая — то есть ядро деревни, дома, построенные на центральной улице). Как результат, все камни полетели мимо нас, а именно — в неких «поселковых пацанов». Тут возможно наиболее совестливые читатели будут возмущены, что невинные «пацаны» страдают. Но наивно полагать, что на них подумали просто так — значит, чем-то они провинились. Разговоры с теми, кто знаком с «пацанами», дают ясно понять, что эти самые люди сами хвастались своими подвигами, да и нашими тоже, выдавая их за свои. Разговоры со сторожами подтвердили наши предположения.

Сложно предположить, что кто-то в посёлке устроит мощное расследование по факту развешанной на заборе туалетной бумаги. Но, всё же, приятно осознавать, что отходы прикрыты.

Аспект операций

При проведении любой операции следует всегда иметь некие прикрытия и отступы. Отступать для вылезающего — это вовсе не позорный шаг, а тактически важный. Лучше проиграть маленькое сражение, но выиграть войну. Во время операции «Варфоломеевская ночь», когда мы были очень неприятно запалены возле местного магазина и были вынуждены быстро убегать, после пролаза через кусты и буреломы мы вышли в другой части посёлка, где и продолжили дебош.

В нашем случае также весьма актуальной оказалась проработка нескольких вариантов входа и выхода в и из посёлка. Всего маршрутов было придумано 5, и каждый из них различался длиной, безопасностью, целесообразностью в разных случаях и так далее. Хорошо отметить «эвакуации», как мы их называем, на карте, и чётко знать (как и с любыми запасными выходами) где они находятся.

Во всех асоциальных действиях крайне желательно наличие одного человека, стоящего на стрёме, о чём уже упоминалось в параграфе «Команда», заголовок «Роли и места отдыха». Часто он же снимает происходящее на камеру (подробнее остановимся на этом в следующем параграфе).

Прикинуться веником

В случае, если вам все же приходится столкнуться лицом к лицу с кем-то, кто вами заинтересовался в плохом смысле, лучше всего заранее придумать какое-то оправдание своим действиям. Во время операции «Каприкорн» в 2008 году автор ходил в одиночку с фотоаппаратом за спиной. В случае чего он всегда мог бы сказать, что он-де фотограф, ходит и снимает ночные пейзажи.

Однажды, во время вылазки в конце 2005 года, вылезающие спрятались за камаз, увидев вдалеке автомобиль. Машина, к несчастью, оказалась милицейской девяткой, и милиционеры долго и с интересом допытывались, зачем мы ходили вокруг камаза (который принадлежал другу одного из них). В общем-то, быть заподозренным во взломе камаза — это лучше, чем быть заподозренным в вытаскивании ведер из колодцев на середину дороги: в первом случае ты этого не делал, и убедить в этом сотрудников правопорядка было не слишком сложно.

Главной претензией милиции было то, что вылезающие спрятались, увидев едущий автомобиль, что было подозрительно с их точки зрения. Тогда мы ответили, что сделали это «по приколу». Сейчас автор придумал более эффективную отговорку: что-де какая-то группа пьяных людей на машине до них «докапывалась», и они решили скрыться, подумав, что это тот же автомобиль.

§ 9. Доселе неписанные правила вылазки

Все правила автор книги свёл в единый мини-кодекс, который и подытоживает эту часть книги.

  1. По поводу отличительных черт, которые позволяют называть ночную вылазку ночной вылазкой:
    • Ночная вылазка должна носить созидательный характер. Что-то может быть повреждено или разрушено лишь по случайности, и этого не надо допускать.
    • Ночная вылазка является чем-то схожим с ролевыми играми, и отношение к ней должно быть соответствующее. В то же время, это ролевая игра в реальном мире, что также надо учитывать.
    • Ночная вылазка должна проводиться в трезвом уме. Снижение чувства опасности в результате алкогольного или наркотического опьянения недопустимо. Помимо прочего, теряется уникальный шарм. Зато после вылазки не грех отметить её завершение.
  2. Нельзя пользоваться фонарём без надобности.
  3. Все действия должны проводиться максимально незаметно, тихо и быстро.
  4. Ответственность за содеянное вылезающие несут коллективно.

Вот и всё. Правда, просто?

§ 10. Техника боя

В первой и второй редакциях этого пособия была поставлена внутренняя задача как можно больше абстрагироваться от конкретики тех вылазок, в которых участвовал сам автор. Для них был выделен особый блок в конце книги, начиная с параграфа «Участники, звания, награды». Но после просмотра старых «вылазочных» видеозаписей, стало очевидно, что надо поделиться теми техниками, которые активно использовались на вылазках.

Туалетная бумага

Наверное, нет ничего более определившего наш почерк, чем туалетная бумага, развешанная повсюду. Маленький рулон «сортирки» содержит в себе (обычно) 54 метра белой ленты, которая отлично видна при минимальном освещении. С помощью одного рулона моментально создается массив таких лент, что само по себе имеет довольно психоделический вид. Туалетная бумага дешева и проста в использовании.

Брать на вылазку следует самую дешевую туалетную бумагу, желательно — без перфорации. Суровая «наждачка», которую по назначению использовать страшновато, прекрасно переносит тяготы вылазочного дела: не рвется на ветру, не теряет свою прочность при намокании от росы. За редким исключением (однажды нам продали откровенно бракованные рулоны) для вылазки действует правило: «чем дешевле туалетная бумага, тем лучше».

Чтобы закрепить туалетную бумагу, вовсе не нужно использовать узлы. Достаточно несколько раз обмотать ленту вокруг опоры. В качестве основы лучше всего подходят шершавые поверхности, например, ветви деревьев; металлические опоры обычно покрыты росой, что может сделать туалетную бумагу непрочной.

Наиболее интересно, конечно, пересекать линиями бумаги автомобильные проезды. Водители обычно бывают обескуражены зрелищем ярко-белой паутины туалетной бумаги перед своим капотом. Туалетной бумагой можно маскировать другие, более вредные объекты.

Туалетную бумагу можно швырять через высокие объекты (вроде натянутых проводов), при этом ее надо при броске подкрутить, чтобы она вращалась и разматывалась, иначе результата не достичь.

Кроме туалетной бумаги хороший эффект имеет скотч и пищевая пленка. Скотч можно прицепить небольшими кусочками к линиям бумаги, дабы они приклеились к проезжающему через них автомобилю, либо же натянуть поперёк дороги.

Ведра из колодцев

Вынутые ведра, стоящие на середине дороги, спрятанные в кусты, повешенные на заборы, были другой нашей визитной карточкой. Конечно, вам может показаться, что это полная ерунда, но поверьте, такая практика была ужасно раздражающей для жителей поселка.

Речь, конечно, идет об обычных, «барабанных» колодцах. При вытаскивании ведра лучше работать вдвоем: один крутит ручку, второй тащит ведро. При необходимости первый придерживает цепь, которая имеет свойство греметь.

Но никогда не забывайте, что колодец, прежде всего, является источником воды, зачастую питьевой.

Артефакты

«Типовые» шутки, вроде туалетной бумаги, привносят в вылазку интерес, но надоедают, сколь бы разнообразным не было их исполнение. Самое вкусное — атаковать артефакты, то есть предметы, оставленные на улице. Из кирпичей или блоков можно выстраивать забавные конструкции, бочки можно надевать поверх колодезных ведер и так далее, до бесконечности.

§ 11. Язык вылазки

На самом деле, если бы автор писал о вылазке на том языке, на котором он сам привык разговаривать о ней, то она бы называлась не ночной вылазкой, а не иначе как «вечерним звоном». А седьмой параграф назывался бы «Янки, Луноход, Мотоцикл, Дождь». Зачем же всё это нужно?

История создания «звонарского языка» началась тогда, когда встал вопрос о рациях. В качестве основы была выбрана схема из одного популярного компьютерного журнала, предлагавшая достаточно простой FM-передатчик, который можно было ловить обычным приёмником. Естественно, то, что мы говорили, могли услышать почти все жители посёлка. Необходимость шифровать передачу возникала сама собой.

Прибор не заработал, и в качестве раций были выбраны обычные портативные радиостанции. Но к тому моменту мы уже ходили на вылазки и уже использовали новый лексикон. Хотя он хорошо прижился и теперь позволяет нам быстро и чётко объяснять произошедшее по рации или даже вживую, гораздо важнее применение позывных вместо настоящих имён.

Позывные несут в себе несколько важных функций. Во-первых, они не позволяют сторонним людям идентифицировать вылезающего. Во-вторых, нет путаницы в случае, если вылезающих одинаково зовут, да и вообще сразу ясно, когда имеется в виду разговор о вылазке (на вылазке), а когда нет. В-третьих, позывной делает вылазочные маневры гораздо увлекательнее.

Специальный вылазочный жаргон, а точнее, его применение — в общем, избыточная степень «лексического шифрования». Каждый решает сам, нужно ли ему подобное. Хотя в нашем случае мы и не использовали FM-передатчик, обычные рации настолько упали в цене, что уже доступны почти всем. Учитывая наличие сканирования частот на них в большинстве случаев и редкое применение «по делу», вероятность постороннего с рацией наткнуться на канал вылезающих может быть даже выше, чем в случае с FM-приёмником. Автор этой книги лично, приобретя рации, занимал себя сканированием частот и, надо сказать, много интересного слышал.

Но вообще-то это очень похоже на излишнюю паранойю; более интересными функциями кажутся то же усиление атмосферы (см. третью функцию позывных), а также сокращение фраз. Помните, было такое исследование, в ходе которого выяснилось, что японские лётчики проигрывали из-за того, что во время радиопереговоров они были вынуждены сначала приветствовать человека на другом конце линии, узнавать о его самочувствии и прочее — это было выражением уважения, но в условиях боевых действий просто лишало лётчика драгоценного времени. Про русских бойцов всё понятно — крепкое слово было универсальным коммуникативным средством (именно так!), укорачивая фразы максимально. Так и жаргон вылазки: вместо того, чтобы говорить: «в здоровом доме погас свет» (5 слов, 8 слогов, 20 букв), можно сказать так: «Форт снесло» (2 слова, 3 слога, 10 букв). Да что там говорить, даже слова «бежим» и «человек» заменились на более звучные «жрём» и «янки» соответственно. Не все обозначения прижились, многие за ненадобностью не используются.

Даже если обычные слова в термины превращать не хочется, очень рационально важные объекты назвать какими-то терминами. Так появились «Объект 1», «Объект 2», «Объект 3», «Бочка», «Лавка», «Таможня» и прочее. Иначе бы они назывались примерно так: «такая здоровая башня кирпичная на ремзаводе», «ну, в лесу стоит такое, кирпичное», «помнишь, в лесу стоит такое, вот с ним рядом поменьше бетонное», «водонапорная башня, которая в посёлке», «магазин в центре посёлка», «въезд в садовое товарищество». Это неудобно, особенно когда нужно быстро предложить в условиях опасности отходить к какому-то объекту.

Что касается наших собственных терминов, их полный список можно посмотреть в приложении.

§ 12. Картография

В параграфе об операциях упоминалась карта, на которой был нанесён наш маршрут. И действительно, картография во время вылазки часто играет важную роль. Её значение особенно возрастает в условиях малознакомых мест. На карте удобно отмечать маршруты операций, важные объекты, «артефакты» (вещи, которые могут быть использованы) и так далее.

Как же нарисовать карту? Самый простой способ — использовать собственное чувство пространства и хотя бы приблизительно изобразить на листе бумаги схему местности. Хотя подобная карта и не будет иметь хорошую точность, следует помнить, что мы не наводим ракеты на цель, а всего лишь занимаемся ночным хулиганством. Для абсолютного большинства случаев такая карта будет вполне достаточной, и для разработки «Над всей Испанией безоблачное небо» использовалась именно приблизительно начертанный план местности. Как мы знаем, операция отлично удалась (правда, следует также принять во внимание знание посёлка «на зубок» двумя ветеранами вылазки).

Для тех, кто не хочет рисовать карту «плюс-минус километр», порекомендую GPS-навигатор. Автор книги для рисования карты в конце 2005 года использовал связку Bluetooth GPS + карманный компьютер + программа Vito Navigator II. Последняя рисует линию на экране вслед за перемещениями навигатора. Удобно создавать подобную карту, разъезжая на автомобиле по улицам.

Если вы знакомы с картографией (хотя бы на уровне курса географии), то знаете, что чаще всего карта — результат обрисовки аэрофотоснимков (или космических снимков). К сожалению, никакой возможности приобрести высококачественные фотографии нашей территории найдено не было: все снимки, будучи сделанными в 80-х годах, безнадёжно устарели. Снимки на картах Яндекса и Гугла чаще всего имеют небольшое разрешение. Тем не менее, буквально полгода назад наша местность была обновлена, и теперь можно пользоваться общедоступными Яндекс-картами, хотя и с некоторыми оговорками.

§ 13. Воспоминания

Видео и фото на вылазке

Ночной вылазкой вряд ли можно заниматься вечно, однако воспоминания о ней наверняка останутся самыми приятными. Для того чтобы их сохранить лучше, отлично подходит видеокамера.

В наших вылазках мы традиционно пользовались видеокамерами Sony (TRV-110E, TRV-30E). Дело в том, что у Sony есть отличная функция NightShot (съёмка в полной темноте с инфракрасной подсветкой). Про аналоги от других компаний мне, к сожалению, ничего не известно.

На вылазке камера постоянно оказывается в невыгодных для нее условиях — то в сырой траве, то под курткой, то в рюкзаке. Лучше всего взять с собой аппарат подешевле, досадные царапины и, может быть, сколы на корпусе которого не огорчат владельца. В то же время, никогда нельзя забывать закрывать объектив защитной крышкой — условия вылазки опасны для качественной просветленной оптики. Хорошо иметь поверх объектива ультрафиолетовый фильтр — его разбить или поцарапать не страшно.

Хотя видеозаписи — это замечательно, всегда следует помнить и об оборотной стороне медали. Видео может попасть не в те руки и вызвать массу проблем. Хотя у нас такой беды никогда не было, несколько подобных историй автор книги имел (не)счастье слышать. Так что — будьте осторожны, следите за собой.

А что же насчёт фотографий, спросит наиболее пытливый читатель, однако ответа в этой книге не получит. Было несколько идей взять «штатного фотографа» в команду, но ни один из разов не удался. Особого желания фотографировать тоже не было: вспышка отлично демаскирует вылезающих и отчётливо видна ночью даже на огромном расстоянии. Тем не менее, автор книги допускает, что кто-то может захотеть попробовать фотографии на вылазке.

Единственным примером вылазкой с фотографией является операция «Каприкорн» (2008). Однако во время этой операции не было видеокамеры, да и одной из идей вылазки было получение ночных снимков поселка на большой выдержке, для чего вместе с фотоаппаратом был взят штатив.

Красочное видео

Здесь автор книги, будучи довольно опытным ночным оператором и режиссёром, приведёт несколько полезных советов по ночным съёмкам и монтажу.

Во-первых, что не так в вашей видеокамере? Да, что-то не так. Не догадываетесь? Как исправить? Легко: выключите эту красную лампочку записи, а то вас с ней видно.

Во-вторых, очень здорово снимать вылазку на две камеры. Это двойной взгляд разных людей на ночь, плюс к возможности близкой и дальней съёмки важных кадров.

В-третьих, хорошим тоном является отключение инфракрасной подсветки в ярких местах. Картинка с инфракрасной подсветкой монохроматична, без неё она намного живее, но темнее.

Автор книги придумал несколько замечательных приёмов по обработке вылазочного видео.

Прежде всего — музыкальное видео (впервые применено в 2002 году). Суть приёма проста и даже очевидна: это наложение видеоряда на музыку. Как правило, какие-то длительные, рутинные, а также динамичные и ключевые моменты отлично ложатся на музыку. С этим приёмом отлично сочетаются и другие, описанные ниже. Музыку надо приглушать время от времени, чтобы персонажи «могли» что-то сказать, и было понятно, что происходит (как вариант, можно использовать титры).

Титры (2003). Все непонятные моменты, а также моменты, где вылезающий комментирует шёпотом происходящее, нужно снабдить титрами.

Сжатие-растяжение (2003). Один из лучших приёмов, отлично сочетаемый с музыкальным видео. Рассмотрим его на примере. Берётся эпизод, где вылезающий выставляет ведро из колодца. Здесь есть такие моменты: он подходит, открывает колодец, копается внутри в попытках снять ведро, достаёт его, тащит на середину дороги, ставит, уходит. Совершенно очевидно, что ключевыми являются именно части, где колодец открывают, ведро достают и ставят. Эти части чуть замедляются, что усиливает акцент на них. Всё остальное не так интересно для зрителя, и эти части ускоряются. В итоге мы получаем видео с чётко расставленными акцентами, которое к тому же очень динамично выглядит: скорость всё время меняется.

Яркость (2003). Суть эффекта проста: увеличить одновременно яркость и контрастность. Это делает картинку светлее.

Цветовой сдвиг (2004). Этот приём никогда не использовался широко, но это и ненужно. Он применим для видео, снятого на инфракрасной подсветке. В этом режиме видео чёрно-зелёное (зелёно-белое?), короче — монохромное, и в качестве ключевого цвета выступает зелёный. Но этот цвет можно сдвинуть, и сделать видео не зелёным, а, скажем, синим. Приём использовался дважды, в качестве опорных цветов были использованы синий и жёлтый. Следует помнить, что если инфракрасная подсветка отключена, эффект применять не следует.

И ещё. Даже те моменты, в которых нет активного действия (идём по посёлку, кошка на заборе, мужики у магазина сидят), иногда стоит оставлять, ведь они создают атмосферу вылазки.

Факты

Автор этой книги собирает все данные о вылазке в одной большой таблице Excel. Эта таблица собрала в себя данные о всех вылазках по их номерам, датам, названиям операций и самому интересному в каждой. В качестве дополнительной информации есть графы «удачность» и «фан», которые определяют качество вылазки. В нашем случае, когда ночная вылазка была неразрывно связана с видеозаписью, там внесены также данные по этим репортажам.

Excel дает интересные возможности по подсчету и статистике. Он дает возможность мгновенно прикинуть успешность вылазок, их тенденцию, разряды участников и прочее. Если у кого-то появится желание стать историком своих приключений — лучше электронных таблиц нет, пожалуй, ничего.

§ 14. Новички и посвящения

Чем больше народу старается попасть в ту или иную организацию, тем сложнее вступительные испытания. Взять хотя бы МГУ им. Ломоносова, в котором автор книги на данный момент имеет честь обучаться: экзамены (которые так и называют — «вступительные испытания») непросты для прохождения, и человеку стоит всерьёз подготовиться к сдаче. И напротив, чем больше организация сама нуждается в «свежей крови», тем проще обстоит дело во вступлении в неё.

Венцом вступления в организацию часто становится посвящение, которое когда-то было действительно таинством, приятным после ряда испытаний, но со временем потеряло своё «рыцарско-королевское» содержание, не лишившись исходного шарма и торжественности (Толстой очень хорошо описал такое вступление Пьера Безухова в тайную организацию, а ведь события «Войны и мира» происходили ещё в начале позапрошлого века).

Сколько должно быть человек в команде? На этот вопрос сложно дать ответ, тем более что в простых операциях достаточно одного человека, а в сложных иногда не хватает четырёх. Всё же оптимальным числом видится три-четыре члена. В основном поиск «свежей крови» в ряды вылезающих необходим для формирования устойчивой, рабочей команды, так что перманентный поиск просто ни к чему. Вопросы «где отыскать новичков» и «по каким критериям их набирать» были уже подняты в четвёртом параграфе, и ответ на него был примерно таков: это личное дело каждого. Так что представим, что у нас уже есть кандидат в вылезающие.

Для начала жизненно необходимо понять, что единицы людей себя сразу же комфортно ощущают в вылазочных условиях (на памяти автора таких вообще не было, не исключая и самого автора). Поэтому более опытным «вылазочникам» надо отнестись к их страхам и переживаниям со снисхождением учителя.

Новичок должен быть максимально теоретически подкован. В ход пойдёт всё — рассказы об операциях, карты, эта книга, видеозаписи. Но ничто не заменит практику. Всегда следует провести пару-тройку вылазок «просто так» — погулять, посмотреть, показать. В какой-то момент можно попросить новенького достать ведро из колодца и поставить на середину дороги, чтобы он оценил эту процедуру. В качестве практического примера надо упомянуть хрестоматийную операцию «Над всей Испанией безоблачное небо», в ходе которой было проведено две подготовительные вылазки перед собственно операцией.

Теперь, возвращаясь к теме посвящений, для поддержания общего пафоса происходящего хорошо для новичка устроить посвящение. Что это будет, решать уже вам. Можно его, например, замотать туалетной бумагой. Главное, чтобы был какой-то ритуал, чтобы он понял — его здесь ждали, и теперь он — часть замечательной организации вылезающих.

§ 15. Еда и напитки на вылазке

После стометровки от неожиданно всплывшего на горизонте автомобиля обычно очень хочется пить. Особенно если за спиной вот такой рюкзак, а на самом тебе какой-нибудь свитер, куртка и тёплые штаны. Тут-то и пригодится напиток, предусмотрительно уложенный в рюкзак.

Лучше всего перекусывать и освежаться не в случайном месте, а на каком-нибудь «привале», который идеально внести в план операции. Таким образом, вылезающие ещё лучше отдыхают перед чем-то важным. В операции «Над всей Испанией безоблачное небо», например, «перекур» был устроен в двух местах: на недостроенном фундаменте (середина маршрута) и перед основными действиями почти в конце.

В ходе наших вылазок классическим напитком была Кока-кола, а классическим «снэком» (извините за выражение) — сухарики «Кириешки» или «Компашки» (фирма «Сибирский берег»). Мнение автора — кола как ничто другое удовлетворяет жажду, поэтому ей и было отдано предпочтение (а не соку, минералке и так далее). Хотя, конечно, выбор остаётся за вами. Хочется отдельно предостеречь по поводу всего, что крошится и ломается (например, чипсов): на вылазке часто возникают ситуации, когда это всё может покрошиться и сломаться. Поэтому либо аккуратно складывайте всё в рюкзаке, либо берите что-то другое в качестве «перекусов». Сухарики, кстати, этому совсем не подвержены (кроме «Бейк Роллз»).

Особенное удовольствие — устроить привал в «месте отдыха» уже после вылазки, о чём упоминалось в параграфе «Операции». Мы оставляли одну бутылку колы и несколько пачек сухариков на привале вместе с туристическим ковриком («пенкой»), чтобы после операции разлечься на асфальте дороги, посмотреть на звёзды и, попив колы, закусить сухариками. Хотя возможно это и не звучит очень привлекательно, стоит попробовать, и вы поймёте, о чём речь.

На самом деле, было бы желание, а масштаб финального привала ничем не ограничен — хоть костёр разводите. Возможно, хорошей идеей является разогрев воды на газовой горелке и дальнейшее питьё чая. Так что здесь — кто что любит.

Хочется отдельно предостеречь от употребления алкоголя до и во время вылазки. Алкоголь притупляет чувство опасности, которое очень часто спасает вылезающего от неприятностей. Об этом есть даже правило (см. параграф 7). На финальном же привале — почему бы и нет?

И ещё. Весь мусор с привала заберите с собой. Вы же не хотите, чтобы кто-то поинтересовался, кто здесь гадит по ночам (это помимо прочего)?

§ 16. Мистика

Почему-то в общественном сознании ночь утвердилась как опасное время. Меж тем автор данной книги готов спорить с этим. Нельзя найти более безопасного места, чем ночные окрестности деревни (поле, проще говоря, или лес). Нас всех пугали разной степени достоверности историями о ночи, и в качестве основных противников человека ночного выделяли жуликов-бандитов, ночных животных и всякую нежить. По поводу первой категории уже было написано выше. Ночные животные в основном сводятся к собакам, хотя на наших вылазках пару раз были замечены совы (тут, к сожалению, дать авторитетный совет не представляется возможным: автор и правда не знает, водятся ли вообще в подмосковных лесах опасные ночные животные; во всяком случае, у нас их не было). Что касается нежити...

Конечно, стоило тут расписать все «случаи», когда мы видели ведьм на мётлах, но врать не хочется. Лишь во время операции «Возвращение Элвиса» произошло нечто, чему объяснение дать мы не смогли. Дело было так.

Мы шли по улице к перекрёстку с второстепенным переулком, и надо отдельно заметить, что освещения близко к тому месту не было. Слева стояли дома, справа же к нашей улице примыкало поле, и дома расположились в нескольких сотнях метров (к ним как раз вел переулок). Несмотря на отсутствие освещения, нами была примечена пара людей, шедших как раз по перпендикулярной улице в сторону поля. Так как встречи с ночными прохожими нами всегда избегались, мы развернулись и стали понемногу отходить назад. Однако гуляющие не обратили на нас решительно никакого внимания (хотя не заметить нас было сложно: позади невдалеке улицу освещал фонарь, и наши силуэты выделялись на светлом фоне). У нас имелся мощный аккумуляторный фонарь, и мы решили включить его, направив на прохожих.

Мощность фонаря очень высока, и более всего он напоминает автомобильные фары. Автор книги всерьёз полагает, что любой человек, которому в спину ударяет мощный пучок света, чисто инстинктивно обернётся, чтобы увидеть источник. Однако девушки — это были девушки — оборачиваться не стали. Более того, они не обернулись и тогда, когда мы, выключив фонарь, включили его повторно. Девушки были одеты одинаково — в чёрную неясного кроя одежду, их волосы были стянуты в длинные косы. Они двигались очень плавно, словно бы плыли. Надо сказать, что мы их почти сразу окрестили «близнецами» — они действительно были очень похожи, если не сказать одинаковы. Самое интересное, что когда мы вышли из некоторого оцепенения и включили видеокамеру, чтобы заснять «близняшек», луч фонаря лишь напрасно скользил по пустому полю — они словно исчезли. Шанса скрыться бегом до домов у них не было: слишком велико расстояние, да и бегущих людей на таком удалении было бы отлично слышно. Единственный вариант — скрыться в траве, так же, как это делали в таких ситуациях мы. Но какой смысл?

На следующую ночь мы ходили возле нашей деревни, и мой товарищ кидал маленькие петарды — «Гремучий горох» — об асфальт. Петарды эти, для тех, кто не знает, взрываются от удара или нажатия и имеют очень маленькую мощность взрыва; таким образом, петарда прекрасно подходила для рассыпания вокруг стратегических объектов. Но речь не об этом. Итак, мой товарищ кидал петарды об асфальт, и они весело хлопали. Мы двигались по дороге вниз по склону холма, когда навстречу нам вышли люди. Заметили мы их не сразу. Удивительно уже то, что им удалось бесшумно подобраться к нам близко. Однако автор книги успел приметить, что это были два парня, одетые в камуфляжную туристическую одежду (на голове они носили бонданы). Новые «близнецы» не обратили на нас никакого внимания и прошли мимо, словно бы мы не стояли там вообще и петарды не взрывали. По причине нежелания дальнейшего общения мы стали двигаться дальше вниз по горе. Очень скоро (через минуту максимум) мы убедились, что опасности нет, и отправились наверх. Надо ли говорить, что с горы открывался прекрасный вид на все окрестности, и мощный фонарь опять не выхватил «близнецов» из тьмы?

В обоих случаях «близнецы» словно растворялись в ночи, и, наверное, об этом не стоило бы вообще упоминать, если бы не произошло два таких случая подряд. Была во вторую ночь ещё одна забавная деталь, которую автор склонен считать совпадением. На месте встречи с первыми «близнецами» на дереве у дороги появилась виселица. Да-да, самая настоящая (по виду), даже с табуреткой внизу. Однако общая хлипкость конструкции навевает мысли о чьей-то неудачной шутке.

Короче, нет на вылазке никакой мистики. Нашим случаям, при всей их загадочности, может в итоге найтись убийственно логичное объяснение. А если мистика и есть, то очень умеренно (две вылазки из приблизительно шестидесяти) и абсолютно безвредно для здоровья.

§ 17. К чему всё это?

Первая ночная вылазка состоялась 31 июля 2002 года. Вылазки проводились с завидной регулярностью вплоть до мая 2005. Что изменилось за это время? Зачем всё это было?

Это, прежде всего, была игра в реальном мире. Это было потрясающее чувство опасности и чувство надёжного плеча друга и товарища по команде. Это были яркие ночные впечатления. Вы видели, как всё выглядит Ночью? Мы — видели.

Множество завершённых операций, множество интересных идей, бесконечное исследование всего подряд и километры туалетной бумаги. Встреча с людьми, избегание людей, выборы тактики, смены маршрутов.

Автор книги даже пребывает в растеряности, о чём бы рассказать. Можно лишь порекомендовать изучение приложения этого учебника — там много описаний конкретных операций и ситуаций (начиная с параграфа 18). Стоит также добавить, что вылазка серьёзно улучшает ночное зрение, сплочает отличные команды для действий не только на ночных полях, но и просто — по жизни, заставляет стратегически мыслить, развивает физически.

Это масса воспоминаний.

В наследство от времен активных вылазок остался и полушуточный «синдром лунохода», когда хочется уйти в тень прочь от света фар появившегося на улице поздно ночью авто.

§ 18. Участники, звания, награды

Участники

Позывной: Маяк
Имя:
А.
Звание: звонарь шестого разряда (более пятидесяти вылазок).
Награды: орден Андрея Зюзина второй степени (за инновационное применение вещей и инструментов во время вылазки), орден Маяка (за вылазку в ту же ночь, когда запалила бабушка), Звонарский орден (за поход в Крыжополь).
Оборудование: рюкзак, маска, водонепроницаемый костюм, фонарь аккумуляторный, рация, мобильный телефон. Видеокамера первая, если с собой одна, либо вторая, если с собой две.
Дополнительно: тот, кто придумал вылазку, её идеолог. «Гуру». Огромный опыт и большое количество оборудования. Хорошо чувствует интересные события. Орден имени Маяка даётся именно за смелые действия на вылазке, часто связанные с большим риском.

Позывной: Скин
Имя: К.
Звание:
звонарь пятого разряда (более пятидесяти вылазок).
Награды: орден Андрея Зюзина (за инновации), орден Скина второй степени (за вылазку во время дождя и неоднократные выходы из-под носа родственников), Звонарский орден (за поход в Крыжополь). Кроме того, является «гуру» вылазки.
Оборудование: рюкзак, маска, водонепроницаемый костюм, фонарь стандартный, фонарь большой аккумуляторный, рация. Видеокамера первая.
Дополнительно: «Гуру» и идеолог, такой же, как и Маяк. Огромный опыт; всегда ведёт репортажи с вылазок. Чувствует опасности, хотя часто перестраховывается. Орден имени Скина даётся за вылазки в сложных условиях, так как именно Скина никогда не пугали ни дождь, ни родственники в той же комнате, из которой он вылезает.

Позывной: Рико (Фродо)
Имя: Я. (это девушка)
Звание:
звонарь нулевого разряда (четыре вылазки).
Награды: Звонарский орден (за операцию «Над всей Испанией безоблачное небо»)
Оборудование: маска, водонепроницаемый костюм, фонарь стандартный.

Имя: А.З.
Позывной: нет
Звание: звонарь нулевого разряда (одна вылазка)
Награды: орден имени Андрея Зюзина (за первое применение туалетной бумаги).
Оборудование: рюкзак, шапка.
Дополнительно: хотя был всего на одной вылазке, сделал огромный вклад в звонарское дело, первым применив туалетную бумагу в больших масштабах.

Другие звонари нулевого разряда: Маз (ранее известен как Транс, 2 вылазки), Партизан (1 вылазка), Гриб (1 вылазка), Ковальски (1 вылазка), Рюмка (1 вылазка).

Награды

Орден имени Андрея Зюзина. Данный орден выдаётся за разные инновации и оригинальные решения в ходе вылазки в смысле «атак» объектов. На ордене изображена туалетная бумага, стилизованая под комету.

Орден имени Скина. Данный орден даётся за вылазки в сложных условиях. Под этим может подразумеваться всё, что осложняет жизнь, например, погодные условия. На ордене изображена стилизованая молния.

Орден имени Маяка. Данный орден даётся за смелость, проявленную в ходе вылазки. На ордене изображён человек, стоящий под фонарём.

Звонарский орден. Этот орден выдаётся за иные выдающиеся заслуги. На нём изображены перекрещенные туалетная бумага и тесак — символ ночной вылазки.

Степень ордена определяется количеством раз, когда этот орден присуждался вылезающему.

Звания

За каждые десять пройденных вылазок начисляется «разряд».

§ 19. «Большой Словарь Скина и Маяка»

Обозначения, которые сейчас вышли из употребления или редко используются, обозначены звездочкой (*).

Обозначение Расшифровка Почему так?
Альфа* Основной мост через реку Альфа — первая буква греческого алфавита
Америка* Патруль Много «Янки» — Америка!
Астра (Бета) Обходной мост через реку
Ближняя Камбоджа Садовое товарищество, основная цель Рядом с «Камбоджой»
Бочка Водонапорная башня «Ближней Камбожди» Это просто большая бочка! Точнее, цистерна.
Бункер Комната Маяка Комната служила отправной точкой для многих и многих вылазок
Венок* Собака
Вечерний звон Ночная вылазка
Виселица Задние дворы «Камбоджи» Там есть нечто, похожее на виселицу
Ворота* Дыра в заборе, через которую мы вылезали Древнее обозначение
Высота Памятник около Гнезда Он по факту на вершине холма
Гнездо «Домашняя» деревня Предложил Скин
Дед* Один дом, который однажды застремал (и его хозяин).
Сгорел в 2006 г.
Жрать Уходить Удачный глагол с аналогичным управлением
Звонить Идти на вылазку Производное от «Вечернего звона»
Зона ора Поле между «Камбоджой» и «Гнездом» Мы там орали, восхваляя своих девушек
Камбоджа Посёлок Под впечатлением от MIIB

Также существует «Большая», «Ремонтная», «Дальняя», «Кирпичная» и «Светлая Камбоджа» — части этого поселка.

Коля Сторожка и сторожа Одного из сторожей так зовут
Кран* Колодец Вода и там, и там
Красить* Заматывать туалетной бумагой Хорошее сочетание, изначально «Красить забор»
Краска Туалетная бумага Производное от «Красить»
Крепость Дом с высоким забором Аналогия
Крыжополь Районный центр неподалёку Стёбное слово
Лавка Магазин
Ловить кошек Кадрить девушек :)) Ну и что, что не в тему?
Луноход Машина
Объект 1 Старая башня, некогда котельная, в «Рем. Камбодже» По аналогии с «Объектом 2» и «3»
Объект 2
Объект 3
Две соседние постройки между «Гнездом» и «Рем. Камбоджей», очевидно, водопроводные узлы Цифры 2 и 3 на зданиях
Пакет Нечто взрывное, напр. петарда Пакет тоже громко хлопает, и есть термин «Взрывпакет»
Рубильник* Топор, тесак Рубильник, Рубить...
Ружьё* Баллон-опрыскиватель Это единственное оружие
Снести Включить или выключить свет Связано с «Хрущёвкой»
Таможня Камбоджи Въезд в «Камбоджу» Посёлок начинается с ворот, страна — с таможни
Храп Улица, где храпел мужик Потому и названа
Хрущёвка Дом Аналогия
Хрущёвку сносят (снесло) В доме зажёгся свет Хрущёвка + Снести = Дом + включить свет
Янки Человек Не знаю, так склалось

§ 20. История вылазки

Далее представлена история вылазки «от сотворения мира» до конца 2004 года. Написано от лица автора этой книги.

1990-1991 год. Мы въезжаем в однокомнатную квартиру, и я, ясно, остаюсь без комнаты.

1999 год. В деревне построен «сарай», который скорее похож на дом. Я отгораживаю себе комнату в нём, желая иметь свой угол.

2000 год. Продолжение работ над комнатой.

Июль 2002 года. Комната пригодна для постоянного жилья. Я переезжаю.

Конец июля 2002 года. Приезжает К*, и нам приходит в голову идея вылазки, так как теперь я независим от основного дома, будучи в отдельной постройке.

31 июля 2002 г. Первая ночная вылазка. Обошли деревню. Включили фонари. Посмотрели на памятник, стоящий на горе.

3 августа 2002 г. Первая встреча с людьми ночью. Группа тусующихся собралась на памятнике. Мы были в траве метрах в пяти от них. Слышали звуки, сильно походившие на эфир «ночных каналов», что, безусловно, порадовало. Потом удачно, хотя и жутко стремаясь, выбрались.

5 августа 2002 г. Первый поход в посёлок, первые вынутые из колодцев вёдра.

8 августа 2002 г. А.З. идёт с нами. Он предлагает натянуть туалетную бумагу через дорогу (саму бумагу ночью раньше предложил взять К*), и он как в воду смотрел: когда мы возвращались обратно, то видели, как это «препятствие» заставило резко затормозить позднего водителя. Опасная встреча с водителем этой и ехавшей сразу за ней машины обошлась бегством.

19 августа 2002 г. Последняя вылазка 2002.

Апрель 2003 г. Подготовка к вылазке-2003 в мае.

1 мая 2003 г. Завальный поход в посёлок без ценных результатов, с двумя стрёмами. Сорвали «трофей» — плафон с магазина, но плафон был утерян во время второго стрёма. В конце вылазки в поле, далеко от всего живого и ценного, устроен показательный взрыв баллонов с аэрозолем.

2 мая 2003 г. Тихая вылазка до железнодорожного переезда. Нашли трофей.

3 мая 2003 г. Бабушка ловит меня. Я говорю, что относил К* картридж от его приставки. Бабушка запирает меня в сарае (около часа ночи). Подозревает в гомосексуализме (!!). В три-четыре часа ночи мы со Скином (уже Скином) идём в посёлок, где успешно бродим по железнодорожной станции, а также пугаем народ, идущий на электрички.

4 мая 2003 г. Самая стрёмная вылазка. Жуткий стрём около магазина «Лавки». Бежали до леса, где, отдышавшись, набрались смелости и замотали туалетной бумагой въезд в посёлок («Таможню Камбоджи»).

Лето 2003 г. Серые, скучные, осторожные вылазки, кроме нескольких последних, когда мы оттянулись по полной: покидали какие-то тюки на участок кому-то, кто их оставил за забором; поломали (случайно) колодец, причём в мясо; замотали так, что вообще не было пробелов «Таможню». Атака водонапорной башни ака «Бочка»: открыт сливной вентиль.

Сентябрь 2003 г. Последняя вылазка-2003. Не очень интересная, но и не самая плохая. Выяснили, что лестницу к «Бочке», неоднократно нами атакованной, отпилили! И это из-за нас.

Май 2004. Не слишком удачная операция «Восход Ружены». Разве что интересно, что мы стояли с наглой мордой у переезда, встречая поезд; пьяная гопота, повываливавшаяся из машин, долго и с интересом пялилась, но подойти не решалась. И правильно. Кроме того, испытаны в боевых условиях рации и нарисован наш символ.

Конец июня 2004. Операция «Возвращение Элвиса» - довольно плодотворная. Я бы её назвал «операцией-плацдармом». Во-первых, на середину дороги были выставлены тротуарные блоки, то есть изобретён новый способ атаки; во-вторых, наконец (с успехом и шумом) были испытаны в условиях вылазки петарды («гремучий горох» рассыпали у закрытого шлагбаума, чтобы люди наступали, а он хлопал ;), а также соорудили «Звездец Ёж» — губку, утыканную петардами и ракетами — жахнул он громко и смачно). В-третьих, мы атаковали «Бочку», которую давно не трогали, в связи с тем, что не могли на неё забраться, но в ночь атаки мы пришли с лестницей ;). В-четвёртых, освоили район «Объекта 1», «2» и «3», «Ремонтную Камбоджу». Наконец, дошли до «Электростанции», посмотрели на пляшущих гопников.

10-11 июля 2004. Осуществили одну из сложнейших операций за всю историю вылазки — «Склеп». Заключалась она в проникновении через люк в крыше внутрь некой постройки, условно названной «Объект 3». Операция была проведена успешно, залезли и в «Объект 2», оказалось — оба являются каким-то водопроводным узлом. Оставили наш символ на стене внутри ;)

14-15 августа 2004. Впервые мы попадаем в город «N», или по-нашему — «Крыжополь». Вылазка отличилась также тем, что была очень мокрая — всё время шёл дождь. Это — большая веха на нашем пути!

4 сентября 2004. Прошла шумная последняя августовская вылазка. На неё мог явиться кандидат в звонаря № 3, позывной «Пума». Но «не склалось». Однако вылазка удалась: 840 м (рекорд) осталось на несчастной «Таможне», а уж о том, что мы атаковали все колодцы на нашем пути, и говорить не приходится. Неплохо, в общем. Решили мы ехать на эти выходные, но Пума не смогла, к сожалению — она заболела. Это был один из самых больших обломов. Но впервые третий получил обмундирование — сапоги и костюм. Прогресс!

§ 21. Наши операции

2008

Название: «Каприкорн»
Цель:
разведка и исследование
Дата: конец июля
Участник: Маяк
Результаты: отличные фотографии ночного поселка.
Удачность: |||||||-—

2005

Название: «Над всей Испанией безоблачное небо»
Цель: вы про неё так много читали!
Дата: начало мая
Участники: Скин, Маяк, Маз (Транс), Фродо
Результаты: отлично!
Удачность: ||||||||||

Название: «Норильск»
Цель: зимняя поездка в посёлок
Дата: 20.02
Участники: Скин, Маяк, Рюмка
Результаты: ужасно. Были проблемы с местными, ничего не сделали и, плюс, усадили машину в сугроб.
Удачность --------—

2004

Название: «Лайт»
Цель: «облегчённый» поход до станции с небольшими атаками артефактами
Дата: 11-12.09
Участники: Скин, Маяк
Результаты: дошли до станции, сняли много хороших кадров.
Удачность: ||||||--—

Название: «Единорог»
Цель:
большая атака Камбоджи
Дата: 28-29.08
Участники: Скин, Маяк
Результаты: успешно: атакованы все колодцы; атакована зверски «Таможня» (840 метров туалетной бумаги, доски посередине дороги); атакована (со стрёмом) «Крепость».
Удачность: |||||||||-

Название: (нет)
Цель:
большая атака Камбоджи
Дата: 21-22.08
Участники: Скин, Маяк
Результаты: мы отлично налетели на Камбоджу, выставили кучу вёдер из колодцев и сделали несколько менее значительных действий. Жаль дождь не дал нам закончить всё это безобразие отличной панорамой замотанной Таможни.
Удачность: |||||---—

Название: «Крыжополь»
Цель: дойти до центра Крыжополя (города)
Дата: 14-15.08
Участники: Скин, Маяк
Результаты: успешно!
Удачность: ||||||||||

Название: «Выдирание, или спасение П... II»
Цель: уничтожение поганого насоса!!! (смотри операцию «Обрезание, или спасение П...»
Дата: 17-18.07
Участники:
Скин,
Маяк
Результаты: насоса не было, был только шланг. Со шлангом разобрались.
Удачность: ||||||--—

Название: «Склеп»
Статус: завершена
Цель: исследовать Объект 3
Дата:
10-11.07
Участники: Скин, Маяк
Результаты: залезли на Объект 3 и Объект 2 (это рядом такое зданьице поменьше); в общем, это какой-то водопроводный узел. Правда, странное для такого место, на полном отшибе... Внутри, в Объекте 3, оставили наш символ на стене.
Удачность: ||||||||||

Название: «Возвращение Элвиса»
Цель: решительная атака посёлка, включая шумный и безвредный взрыв в «Камбодже»; возведение стены из бетонных блоков на «Таможне»; поход в «Ремонтную Камбоджу»; атака «Бочки» с помощью лестницы (подоперация «Серебряный Дождь»).
Дата: 25-30.06
Участники: Скин, Маяк
Результаты: изобретён новый способ атаки шлагбаума (доска, примотанная поперёк дороги); жёсткая атака шлагбаума в ночь с 25 на 26.06; замотана скотчем «Камбоджа». Из целей: атака «Бочки» выполнена; дошли до «Ремонтной Камбоджи», осмотрели «Объект 3»; взорвали «пакет».
Удачность: ||||||||—

Название: «Восход Ружены»
Цель:
майская вылазка в «Камбоджу»; испытания раций в боевых условиях
Дата: 1-4.05
Участники: Скин, Маяк
Результаты: первая вылазка была пробной, вторая не получилась. Третья была сорвана Скином, который очень сильно стремался. Четвёртая была успешна, достижение — пришли на задки станции («Склада»). Впервые нанесён символ Звонарей — перекрещенная бумага и тесак.
Удачность: |||-----—

2003

Название: «Судный день»
Цель: решающая атака в последнюю вылазку за лето.
Дата: 25.08
Участники: Скин, Маяк
Результат: успешно — более чем. Наиболее выдающиеся акции: разломан один колодец (случайно), атакована «Таможня», в том числе открыт сливной вентиль на «Бочке».
Удачность: ||||||||||+

Название: «Обрезание, или Спасение П...»
Статус: завершена
Цель: уничтожение удлинителя, к которому подключён насос, незаконно выкачивающий воду из пожарного (и самого старого) деревенского пруда.
Дата: начало августа
Участники: Маяк
Результат: успешно. Насос после этой вылазки его хозяева вынули и так и не вернули.
Удачность: ||||||||||

Название: «Варфаломеевская ночь»
Цель: крупная атака посёлка.
Дата: 4.05
Участники: Маяк, Скин
Результат: атака сорвана, чуть не пойманы около «Лавки». Атакована лишь «Таможня».
Удачность: |-------—

§ 22. Два рассказа о вылазке

Первый рассказ

Уникальность приведённого ниже текста в том, что он был написан сразу после первой вылазки, и отражает тогдашний взгляд на неё, на перспективы и опасности. Текст не связан с реальными событиями.

1. Я выбрался из сарая. Дверь, как всегда, дико скрипела. Но к счастью мимо проезжала машина, и скрип был заглушён её двигателем. В посёлке неподалёку горели фонари, ярко освещая путь; хотя сила каждого была не высока, вместе они светили достаточно, чтобы различать отдельные предметы. Верёвочкой закрыв дверь, я направился к Воротам, то есть месту, где реально можно было пролезть на соседский участок через загородку.

У К* горел свет. Он спал в комнате-пристройке, не в тему выкрашенной в голубой цвет. Я подошёл и хотел убедиться, что внутри К*, но не рассчитал и стукнулся в стекло фонарём, прикрепленным к голове.

К слову, на мне были чёрные штаны, тёмно-синяя майка, а также шапка-маска с прорезью для глаз и носа, и всё это венчал «шахтёрский» фонарик.

К* услышал, тут же выключил свет и без лишних вопросов, открыв окно, вылез наружу. На нём была странного вида маска и бейсболка, а также повязка на руке. Иногда он надевал тёмные очки. Подобрав камеру, бутылку Фанты и второй фонарь около Ворот, мы пошли к задней калитке моего участка, так как К*на была плотно завязана проводом. Пара секунд — и мы уже бежим по траве между картофельными полями. Ещё пара — мы на задней дороге.

Возникла идея включить свет в деревне. Дело в том, что Шумов, живший в доме у выключателя, обязан был каждый вечер включать фонарный свет, но он это делать перестал. И вот мы добрались до заветного рубильника и не без видимого удовольствия, но при этом с долей страха переключили его. У нас было в запасе несколько секунд, чтобы убежать, пока свет не начал гореть в полную силу. Далее мы стали подниматься вверх по горе к памятнику морским пехотинцам, располагавшемуся на вершине. По дороге мы делились впечатлениями в абсолютной уверенности, что это будет самое яркое приключение лета.

Возвратившись «без шума и пыли», мы разошлись по домам.

2. Я выбрался из сарая. Дверь, как всегда, дико скрипела. Но к счастью мимо проезжала машина, и скрип был заглушён её двигателем. В посёлке неподалёку горели фонари, ярко освещая путь; хотя сила каждого была не высока, вместе они светили достаточно, чтобы различать отдельные предметы. Верёвочкой закрыв дверь, я направился к Воротам, то есть месту, где реально можно было пролезть на соседский участок через загородку.

У К* горел свет. Он спал в комнате-пристройке, не в тему выкрашенной в голубой цвет. Я подошёл и хотел убедиться, что внутри К*, но не рассчитал и стукнулся в стекло фонарём, прикрепленным к голове.

К слову, на мне были чёрные штаны, тёмно-синяя майка, а также шапка-маска с прорезью для глаз и носа, и всё это венчал «шахтёрский» фонарик.

К* услышал, тут же выключил свет и без лишних вопросов, открыв окно, вылез наружу. На нём была странного вида маска и бейсболка, а также повязка на руке. Иногда он надевал тёмные очки. Подобрав камеру, бутылку Фанты и второй фонарь около Ворот, мы пошли к задней калитке моего участка, так как К*на была плотно завязана проводом. Но тут сзади раздаётся оклик... Попались...

3. Я выбрался из сарая. Дверь, как всегда, дико скрипела. Но к счастью мимо проезжала машина, и скрип был заглушён её двигателем. В посёлке неподалёку горели фонари, ярко освещая путь; хотя сила каждого была не высока, вместе они светили достаточно, чтобы различать отдельные предметы. Верёвочкой закрыв дверь, я направился к Воротам, то есть месту, где реально можно было пролезть на соседский участок через загородку.

У К* горел свет. Он спал в комнате-пристройке, не в тему выкрашенной в голубой цвет. Я подошёл и хотел убедиться, что внутри К*, но не рассчитал и стукнулся в стекло фонарём, прикрепленным к голове.

К слову, на мне были чёрные штаны, тёмно-синяя майка, а также шапка-маска с прорезью для глаз и носа, и всё это венчал «шахтёрский» фонарик.

К* услышал, тут же выключил свет и без лишних вопросов, открыв окно, вылез наружу. На нём была странного вида маска и бейсболка, а также повязка на руке. Иногда он надевал тёмные очки. Подобрав камеру, бутылку Фанты и второй фонарь около Ворот, мы пошли к задней калитке моего участка, так как К*на была плотно завязана проводом. Пара секунд — и мы уже бежим по траве между картофельными полями. Ещё пара — мы на задней дороге.

Возникла идея включить свет в деревне. Дело в том, что Шумов, живший в доме у выключателя, обязан был каждый вечер включать фонарный свет, но он это делать перестал. И вот мы добрались до заветного рубильника и не без видимого удовольствия, но при этом с долей страха переключили его. У нас было в запасе несколько секунд, чтобы убежать, пока свет не начал гореть в полную силу. Добежав до перекрёстка, мы увидели странную тень вдалеке, словно бы человека. Оба подумали о том, что там кто-то есть, но никто не сказал, и в нерешительности мы всё же двинулись вперёд.

(Далее записка обрывается)

4. Я выбрался из сарая. Дверь, как всегда, дико скрипела. Но к счастью мимо проезжала машина, и скрип был заглушён её двигателем. В посёлке неподалёку горели фонари, ярко освещая путь; хотя сила каждого была не высока, вместе они светили достаточно, чтобы различать отдельные предметы. Верёвочкой закрыв дверь, я направился к Воротам, то есть месту, где реально можно было пролезть на соседский участок через загородку.

У К* горел свет. Он спал в комнате-пристройке, не в тему выкрашенной в голубой цвет. Я подошёл и хотел убедиться, что внутри К*, но не рассчитал и стукнулся в стекло фонарём, прикрепленным к голове.

К слову, на мне были чёрные штаны, тёмно-синяя майка, а также шапка-маска с прорезью для глаз и носа, и всё это венчал «шахтёрский» фонарик.

К* услышал, тут же выключил свет и без лишних вопросов, открыв окно, вылез наружу. На нём была странного вида маска и бейсболка, а также повязка на руке. Иногда он надевал тёмные очки. Подобрав камеру, бутылку Фанты и второй фонарь около Ворот, мы пошли к задней калитке моего участка, так как К*на была плотно завязана проводом. Пара секунд — и мы уже бежим по траве между картофельными полями. Ещё пара — мы на задней дороге.

Возникла идея включить свет в деревне. Дело в том, что Шумов, живший в доме у выключателя, обязан был каждый вечер включать фонарный свет, но он это делать перестал. И вот мы добрались до заветного рубильника и не без видимого удовольствия, но при этом с долей страха переключили его. У нас было в запасе несколько секунд, чтобы убежать, пока свет не начал гореть в полную силу. Далее мы стали подниматься вверх по горе к памятнику морским пехотинцам, располагавшемуся на вершине. По дороге мы делились впечатлениями в абсолютной уверенности, что это будет самое яркое приключение лета.

А на верхушке нас посетила внезапная мысль, возможно, занесённая нам ветром, а может, фонарным светом — почему бы не сходить в посёлок?

Идея, конечно, была немного сумасбродной, однако для нас это было не причиной отказываться от неё. Скорее наоборот. И мы направили наши стопы по асфальтовой дороге к огням.

Первые десятки метров посёлка были совсем не приятными — во-первых, было очень темно, а, во-вторых, оптимизма не добавляло то, что мы находились в низине у реки. Но, переборов себя, мы всё же дошли до светлого места, и впереди развернулась не то адская, не то райская скатерть Гражданской улицы с уходящими вдаль огнями.

На мгновение это заставило нас остановится. Как-то непривычно всё было, непонятно почему, но непривычно; вероятно, было слишком много света, а может, улица, уходившая на сотни метров вперёд, пугала своей длиной... Кто знает?

(рассказ не окончен)

Второй рассказ, или «Город»

Этот рассказ очень подробно описывает ощущения на ночной вылазке, в частности — операцию «Крыжополь». Текст написан в рамках письма одной знакомой.

Город — это не посёлок. Посёлок спит. Окна тёмны. Всегда есть место, где нет ни единого фонаря. Всегда есть место, где нет ни единого человека. Всегда есть место, где можно затаиться, щурясь на свет далёкого фонаря, стараясь заметить там мелькнувшую тень человека, если она там вообще есть. Или внимательно следя за парой фар, которая, быть может, проедет мимо. А может быть, они едут именно за тобой. Но нет, это вряд ли, думаешь ты, так было всего пару раз. И машина едет неумолимо медленно. И притормаживает около тебя. И проезжает мимо. Там была колдобина просто, её же в темноте не увидишь. И ты знаешь — она проедет мимо. Не потому, что ты не нужен сидящим в ней, а потому, что ты профи. Ты звонарь. Ты десятки таких машин видел ночью. Ты наматывал туалетную бумагу перед их носом. Ты рвал петарды, когда они были ещё достаточно далеко, чтобы испугаться, но достаточно близко, чтобы увидеть этот взрыв. Ты смотрел на их красные фонари, удаляющиеся от тебя, ты бегал от них, и всегда убегал. И от каждого человека убегал. Или шёл навстречу, распрямив спину, разведя плечи, следя за ним внимательно-внимательно, угадывая, кто это. Это может быть парень, идущий с местной дискотеки. Он немного пьян, а дома его точно ждёт взбучка, потому что он пришёл в два часа ночи. Ему не до тебя. Как и пьяному прохожему. Два человека в чёрном, иногда с чёрными масками на лице, да ещё с рюкзаками внушают страх ему. Он идёт сторонкой. Или просто не замечает. Опасен «нарядный контроль». Название дурацкое. Но когда видишь этих людей в метрах от себя, когда встречаешься взглядом с крепким мужиком с сухим лицом, курящим сигарету, который цинично и подозрительно оглядывает тебя, становится жутковато. Ты прошёл мимо, он пошёл за тобой. Он идёт, он следит. И лишь бы дойти до бокового проеда. Там темно, и можно БЕЖАТЬ. Бежать со всех ног, до следующего поворота и вниз, в болото, через мусор и грязь, через ветки, на дорогу в поле... Там уже никто не достанет. Никто.

Так, конечно, не всегда. Я лично их видел всего один раз вот так, как я описал, и ещё один раз на значительном расстоянии. В целом всем наплевать. Но никто не сможет поймать Скина и Маяка в посёлке, потому что посёлок их. Потому что они знают все ходы и выходы. Потому что они — профи.

Посёлок — это герметичная труба. В него есть пять дорог. И всё. Одна дорога — через лес. Там темно, легко заплутать, и говорят, что водятся кабаны, хотя, конечно, это выдумка. Но заблудиться несложно. Вторая дорога — через боковой въезд, перекопанный бог знает кем. Ноги скользят по глине, то и дело норовишь упасть лицом в грязь — причём в прямом смысле! Темно, скользко, долго, неудобно. Третий путь — через Ближнюю Камбоджу, то есть садовое товарищество перед посёлком. Через железный мостик, через кривые улочки... Но он самый безопасный. Четвёртый путь — центральный. Он опасен. Если тебя вообще где-то на входе ждут неприятности, значит это — там. А пятый слишком долог.

Город — это решето, сито. В нём есть входы и выходы в огромном количестве. Есть куда убежать. Но везде светят фонари. Везде люди. Они идут за тобой, и кажется, следят. Они идут на тебя, и, кажется, готовы напасть. Они идут сбоку, и ты обходишь их, боишься. Они собираются шумными компаниями, и кажется, сейчас подойдут к тебе и будут приставать. Они в светящихся окнах домов. Они везде. Город живёт ночью.

Бесконечные машины. Такси, такси, такси... Вечно снующие туда и обратно машины с длинными антенами и жёлтыми табличками. От них нет смысла прятаться. От них негде спрятаться! А уж какой выброс адреналина получаешь, увидев милицейский уазик, говорить не приходится.

Но мы шли к центру. К эпицентру. Мы плутали. Мы шли через дворы, мы прошли вглубь кварталов. Мы спустились по большим ступенькам на центральную площадь. Она была залита светом и дождём. Устало мигали ненужные светофоры. Светился какой-то круглосуточный ларёк. Вдалеке сверкала вывеска игровых автоматов. Белой колончатой громадой стоял банк. И, рассечёная сеткой брусчатки, расвернулась освещённая фонарями площадь... И было очень-очень тихо, даже машины куда-то подевались в тот момент. И было очень-очень страшно. И мы просто пошли наверх, по ущерблённым ступенькам, к Арке.

Арка — это такая арка из кирпича, которая ведёт к главному центральному монументу города — Кремлю. Добрались до Арки, значит, добрались до центра. Нет, мы не пойдём прямо к Кремлю, опасно... Мы остановились под Аркой, спрятавшись от нараставшего дождя, и огляделись. Мы сделали это. Мы дошли до города. Теперь пора было идти обратно. Обратно по мокрым улицам. Обратно среди громовых звуков шагов людей. Обратно среди нарастающих и стихающих гулов машин... Но, что бы ни случилось теперь, это случится после — после того, как мы дошли. И мы надели капюшоны наших костюмов и пошли вниз, по крутым сломанным ступенькам...

Мы пошли домой. Мы шли под дождём, шли по лужам. Мы свернули с основной дороги во дворы... не помню почему. Кажется, за нами увязалась собака. Мы шли и шли, и зашли в подъезд. Внутри было сухо и светло. И тихо. Все спали, в одном из окон мерцал телевизор, но в подъезде его слышно не было. Пахло пылью и горячими батареями. Стены были испещрены разнообразными рисунками и надписями, среди которых было немало афористичных высказываний. Среди шумного, полумрачного, озарённого мертвенным люминесцентным светом, наполненным людьми и дождём ночного города этот тихий подъезд, освещённый одной тёплой лампочкой Ильича, казался настоящим раем. В этом подъезде люди ходили вверх и вниз. Здесь они смеялись. Здесь они спешили по делам. Здесь они раскидывали мозгами, соображая с занесённой рукой с маркером, чего бы нанести на стену нового и оригинального. Здесь хлопали скрипучие двери, здесь облетала штукатурка. Всё это живо проносилось в голове на фоне тишины и покоя ночного подъезда, и всё это было невероятно приятно, потому что от этого веяло тем, что понятно и приятно каждому — домом.

Мы покинули наше временное пристанище, где мы обсыхали, собираясь с силами и вливая в себя дозу кофеина в виде кока-колы. Мы брели по обочине, забиравшей на мост. Нам, впрочем, нужно было спуститься под мост, и мы, скользя по раскисшей глине, съехали вниз, после чего продолжили путь. Идти было тяжело, потому что устали, потому что уже дошли, потому что до дома было ещё очень далеко, а подъезд раздразнил желание попасть туда. Впрочем, делать было нечего. Этот участок был уже не экстримом, не адреналином; более всего он напоминал муторную работу, которую делаешь и делаешь, пока она не закончится. Мы шли туда мимо здания местного ГИБДД, при этом стараясь его обойти как можно тише и быстрее. Обратно мы даже не обратили внимания на него. И вот, посёлок, старый добрый посёлок. Камбоджа, чёрт возьми. На мокром асфальте длинной и прямой улице распластались кляксы фонарного света, и эта небольшая улочка, с тенями, с кустами, с фонарями была так приятна взгляду после стиснутого в бордюрах города...

И я шёл под дождём к своему сараю. Я шёл под фонарным светом, падавшим на наш участок. Я шёл, отводя от лица мокрые листья. Я подошёл к двери и отпер её ключом. А за ней было тепло и уютно, потому что я был дома. С трудом стянув с приятно нывшего тела одежду, я пристроил видеокамеру и фонарь по углам, лёг на кровать и заснул.